В Авито «Мойке78» рассказали, что внимательно следят за всем контентом, который появляется на сайте компании. Указанное объявление, в котором были опубликованы снимки обнаженных детей, было убрано с сайта, когда СМИ обратили на это внимание.

«На Авито абсолютно неприемлемы эротические, вульгарные или оскорбительные изображения и тексты, нецензурная лексика и информация, которая содержит угрозы, провоцирует жестокость, ненависть, неуважительное отношение или может привести к незаконным действиям, а также любая иная информация, которая не соответствуют нравственным нормам и деловой практике. Мы внимательно следим за качеством всего контента, который пользователи размещают на площадке и указанное объявление было незамедлительно снято с публикации», — сообщают представители сервиса.

В полицию обратилась женщина, просмотревшая 11 марта сайт Авито.

В одном из объявлений по продаже детской шведской стенки она заметила странные фотографии, на которых были запечатлены два голых ребенка.

Их выложил в сеть 28-летний житель Петербурга. Отметим, что мужчина ранее не был судим. Этот факт установили сотрудники правоохранительных органов.

ВОПРОС

Уважаемый Амир! Моей внучке два года. Она постоянно снимает с себя всю одежду и даже заколки с волос и ходит голенькая. Раздевается она и у себя дома, и когда бывает у меня в гостях. В детском саду пока об этом нам ничего не говорили. Скажите, пожалуйста, чем это вызвано и как с этим бороться? Ведь она ходит раздетая и босая, тогда как в квартире уже прохладно и пол холодный. Сказать, что это пример кого-то из родственников — нельзя. Я зря беспокоюсь? Спасибо. Алла Жукова.

ОТВЕТ

Вас беспокоит, что девочка может простудиться? Но активность ребенка в несколько раз выше активности взрослого, а это значит, что и восприятие температуры воздуха у нас, больших, и у них, маленьких, тоже отличается.

Мы привыкли воспринимать мир через определенные клише: холодно — заболел, мокро — простыл. Для ребенка двух лет мир совсем иной! В нем нет таких страхов. И нам стоит у них поучиться. Если вы не будете все время говорить ребенку «оденься, а то заболеешь», он и не заболеет. Очень часто дети начинают болеть, простывать, хватать насморки, потому что мы им расссказали, как они должны реагировать на ту или иную ситуацию (погода, холодная вода, пол и т.д.).

Но если все-таки совсем холодно, а одеть не получается, предложите девочке несколько платьев на выбор. Дайте возможность самой принять решение — выбрать себе наряд. В этом возрасте детям очень хочется и очень нужно самим принимать решения.

ЧТО ДЕЛАТЬ: Ходите вместе в магазины, пусть сама выбирает себе одежду. Зайдите в девчачьи магазины заколочек-украшений и купите дочери то, что ей понравится.

Второй момент: Голая — стыдно.

Вас беспокоит, что на ходит голая, потому что это стыдно? Так это стыд взрослых, а не детей! Ребенок в два года обретает, если можно так сказать, «сильное тело»! Он уже может уверенно бегать, ходить, прыгать и так далее. И ему нравиться то, как он выглядит. У него сейчас такое чувство, что он из гусеницы превратился в бабочку. Его тело — это его большая гордость! Именно поэтому ваша девочка голой чувствует себя очень даже хорошо и уверенно.

Практически все дети в этом возрасте любят ходить голыми. И часто родители рассказывают, что стоит одеть чадо и отвернуться, как через секунду деточка уже сверкает голышом.

Почему они раздеваются?

— Снимите с меня эти оковы!

Во-первых, как мы уже говорили, потому что им нравится их тело. И тут с вашей стороны очень важно поддержать эту гордость, сказать, что ребенок красивый, похвалить его тело. И очень важно не ругать за то, что малыш голый, не стыдить! Потому что ребенок, которого стыдили за это в детстве, будет и во взрослой жизни стесняться своего тела. В ваших руках и в ваших словах будущая личная жизнь девочки, ее уверенность в себе.

Во-вторых, к 2 годам начинает формироваться собственное «Я». Ребенок понимает, что многое может сам. Сам — держать ложку, сам — одеться, сам — раздеться. Он сам способен и хочет принимать решения, делать выбор. Вы же сами написали, что в садике она не раздевается. И это тоже ее решение. А дома… Она решает так: мне нравится мое тело, я хочу ходить голой. Вот так хочу и буду. Вы спрашиваете, как с этим бороться. А бороться тут не надо, ведь вы будете бороться со своим собственным ребенком и с его телом. А зачем? Чем упорнее будете бороться, тем больший отпор получите. Вспомните, когда нет давления, нет и сопротивления.

ЧТО ДЕЛАТЬ:

1. Говорить, что девочка очень красивая. Не бойтесь похвалить и мальчика. Это важно. 2. Не стыдить за то, что ходит голая.

Присылайте ваши вопросы детскому психологу с пометкой «Спроси Амира» на mama@kp.ru

Фото: CC0/Merio

Эта история случилась в 1950 году в Челябинске. Мне тогда было всего 2 года 10 месяцев. Городские власти приняли решение организовать для детей ясельного возраста выезд на дачу.

• Витамины из киоска
Мои родители, как и большинство жителей города, вставали и шли на работу по заводскому гудку. Работали по 18 (!) часов в сутки. Нас сонными приносили в ясли и сонными забирали. Мы плохо помнили лица родителей, мало гуляли (в ясли сдавали детей в возрасте двух-трех месяцев, их мамы уже обязаны были работать). Питание – пшенная каша на разбавленном молоке, а дома – только вареная свекла. Страна восстанавливалась после разрухи, 80-90% зарплаты шли на облигации госзайма.

И вот в начале лета наших родителей отпустили с работы, чтобы собрать и проводить нас на дачу – в какую-то деревню под Челябинском. Что-то я вспоминаю сама, а что-то рассказывали папа и мама.

Мама волновалась, а папа спокойно покупал мне клюквенный морс в киоске, торговавшем соками. Соки были налиты в большие стеклянные конусы с краниками внизу. Мне не хотелось пить кислую, на мои вкус, жидкость, а родители уговаривали:
– Пей, доча, это витамины. Это тебе полезно. На даче тоже будут витамины, ешь там, не отказывайся.

Я старалась пить морс, но в меня целый стакан просто не вмещался, и тогда папа с удовольствием допил его. Я боялась, что в лагере мне постоянно придется пить такую же кислятину.
А еще было страшновато уезжать от родителей, но мне пообещали, что кто-то из них раз в неделю будет меня навещать. Я еще не знала, что такое неделя, но все равно успокоилась.

• Малыши учат взрослых
Родители сдали мешочки с нашитыми белыми тряпочками, где указывались имя и фамилия ребенка. Там была наша сменная одежда: маечки, трусики, носочки, кофточки и носовые платки. Платья, панамки и сандалики были на нас. В автобусе многих укачивало, и мы останавливались несколько раз. Воспитательница с нянечкой замучились с нами.

Где мы жили, как спали, не помню. Запомнила только, что было много матрасиков, набитых травой или соломой, они лежали на полу. Первое, что меня поразило, – запахи. Нас, замученных поездкой, вели строем по тропинке вдоль старого забора, а у самых наших лиц одуряюще пахли травы. Меня еще мутило после поездки, но едва я унюхала удивительный запах, мне тут, же полегчало. Я остановилась и стала жадно вдыхать. Мне казалось, что эта трава живая, она мне сочувствует и старается помочь. Я даже хотела с ней поговорить, но воспитательница меня заторопила:
– Быстро-быстро идем, не останавливаемся, не задерживаем других!

Я сорвала травинку и поднесла к самому носу. Мне стало светло и радостно, тошнота прошла, и я стала показывать детям, какую траву нужно нюхать. Затем я бодро подошла к воспитательнице и спросила, что это за трава?
– Аптечная ромашка, – ответила она.
– Понюхайте ее, – сказала я и сунула ромашку ей в руку, – в голове будет хорошо и в животе.
Воспитательница улыбнулась и взяла подарок. Большинство детей уже шли бодро, и она обратила на это внимание. Потом говорила:
– Мы учим детей, а они учат нас!

• Парное молоко
Несколько деревенских женщин, глядя на нас, вытирали концами платков слезы и говорили:
– Бледные-то, какие все, худенькие! Нам принесли ведро парного молока.
Няня черпала его эмалированными кружками и давала нам пить.
– Ничего, поднимем ребятишек. На молоке, хлебе да на свежем воздухе быстро выправятся. Родители приедут, не узнают, такие крепкие и здоровые их дети станут.
Может, мы не все слова понимали, но чувствовали, что нам здесь рады, любят и что приедут наши родители, которых в городе мы почти не видели.

Воспитательница с няней хотели скорее устроить нас и отдохнуть, но не тут-то было. Нас, никогда не пробовавших деревенского парного молока, прохватил понос. Сменного белья не хватало, о туалетной бумаге тогда не имели представления, подтирались травой и лопухами. Наши руководительницы схватились за головы, но мудрые деревенские женщины быстро нашли выход из положения:
– Пусть бегают голышом. В деревне это обычное дело. Солнце греет, пусть загорают на здоровье, а мы пока их одежду постираем. Она быстро высохнет.

• Деревенское лакомство
В конце концов, все устроилось хорошо. Никто не собирался кормить и поить нас «кислыми витаминами», разве что мы находили в траве щавель, когда гуляли на поляне у леса, и воспитательница Людмила Петровна разрешала нам его есть. Кормили нас манной кашей на молоке, лапшой, давали по большому ломтю ароматного хлеба. Хлеб мы отдавали воспитательнице, она клала его в деревенскую корзинку, накрывала салфеткой и во время прогулки выдавала его нам по первому требованию. Мы ловили сачками бабочек. Приносили Людмиле Петровне, сидящей в траве на пригорке или в тенечке, колючие шарики-репьи, из которых она творила чудеса: лепила медвежонка, собачку, корзинку, машинку, цветочек, тарелку – по нашему желанию. Помню, там я плакала по ящерице, оставившей в моей руке свой длинный хвост и убежавшей от меня.

Однажды мимо нас по дороге проезжал на телеге мужик.
– Эй, малышня! – крикнул он нам. – Бегите сюда! Кто добежит до телеги, тот что-то получит.
К тому времени сил у нас уже было достаточно, чтобы бегать. Телега ехала небыстро, и мужик не останавливал лошадь. На телеге горой были навалены какие-то желтые вкусно пахнущие комки.
– Берите, кому, какой нравится! Запах был завораживающий, и мальчишки выхватывали комки побольше, пытались откусить, но их зубы скользили, как по камню. Мне мужчина дал маленький кусочек, с дикое яблочко.
– Не бери большой кусок, не разгрызешь. Этот лучше.
– А что это? – спросила я.
– Это жмых. Отжимки из семечек. На скотный двор везу. Дети его любят. Сам такой был, знаю.

Мои зубы и этого кусочка не брали, скребли по твердому. Я стала лизать этот жмых, было очень вкусно, а мужик все оглядывался на нас, оставшихся на дороге.

• Баба-яга в бане
Раз в неделю, перед приездом родителей, нам устраивали банный день.
Топили баню по-черному, и женщины, как по конвейеру, передавали немытых детей в баню, а вымытых – обратно. Когда до меня дошла очередь, я испугалась черного, без света, помещения и закатила истерику:
– Не пойду туда! Там Баба-яга живет! Она меня съест! – я извивалась, каталась по траве, выскальзывала из мокрых рук, вопила и пугала других детей.

Тогда решили помыть меня после всех возле бани в корыте. Это было привычно. Я сидела в корыте на солнышке – и радовалась воде, мочалке, мылу, траве вокруг. Все стали просить, чтобы их тоже так мыли, но мыли так одну меня.
Когда автобус привез к нам родителей, деревенские бабушки встретили их словами:
– Посмотрите-ка на своих ребяток! Какие они стали румяные, толстые да красивые!
За два месяца, что мы провели на даче, многие действительно пополнели так, что не влезали в свои одежки.

Кстати, через несколько лет вышел указ: рабочий день сократили до восьми часов и ввели обязательный выходной – в воскресенье. Я видела, как женщины во дворе в голос рыдали:
– Неужели будем работать всего восемь часов?
– Наконец-то выспимся, а в выходной все приберем, перестираем. Да мало ли дел?
Это были слезы радости.

Мои дети оставили всех своих друзей очень далеко, в «другом мире», как точно выразился сын. Всех, кроме Саши и Маши, конечно. А с ними мы уже хорошо знакомы, практически сроднились. И какое счастье, что «Саша и Маша» – это целая серия книг. Прочитав первую книгу еще в Висконсине, мы продолжили чтение в Маниле. Получилось, что и у них, а значит, в какой-то мере и у нас, жизнь продолжается как ни в чем не бывало.

Я все думала, чем же книги «Саша и Маша» так привлекают моих детей? Там же ничего особенного не происходит? Никаких тебе волшебных приключений, ведьм, принцев, никто ни с кем не сражается, животные не разговаривают человеческим языком… В общем-то, описана совершенно обычная детская жизнь.

Но мне кажется, что именно эта обычность и интересна. В любой стране дети так же знакомятся, ссорятся, мирятся, ходят друг к другу в гости и шалят. А в нашей хаотичной жизненной ситуации эта «обычность» успокаивает.

Алик как раз ровесник Саши. Детям в книге по пять лет, а ему только-только исполнилось шесть, так что Сашины приключения Алику очень понятны.

Я спросила у сына, какая история ему запомнилась больше всего. Он сказал, что ему понравилось история, где Саша и Маша купались голышом. Я стала вспоминать, где ж такое было? А потом нашла. В рассказе «Корыто» мама дала Саше и Маше корыто, чтобы они «играли в море», потому что день был очень жарким. Сначала Саша пустил туда кораблик, Маша – куклу, а потом они и сами туда залезли. Голышом. Алик тогда еще захихикал и сообщил мне, что он тоже был бы весьма не против искупаться голышом в корыте в жаркий день и желательно с Машей. Столько же счастья сразу: и кораблик, и Куклатаня, и Маша, да еще и на улице, ‒ ну чем не море? А потом он вспомнил еще одну историю, которую мы читали совсем недавно, где храбрый Саша бросался на волны, а Маша сначала боялась, но потом тоже осмелела, и они научились прыгать на волнах уже в настоящем море. Алик с Варей, кстати, тоже научились играть с волнами совсем недавно.

Я думаю, Алику нравятся именно эти истории, потому что они особенно близки к его жизни. Он вообще во многом похож на озорного и любознательного Сашу и прекрасно это понимает. К тому же в пуритански строгой Америке редко увидишь детей, которые купаются голышом, и Алика это, возможно, немного удивило и порадовало.

Алик потом признался, что Саша ему нравится намного больше, чем Маша. Он ведь такой смелый и умный! К тому же Саша мальчик, вот бы такого друга!

Однажды при чтении очередной истории я заменила Сашу и Машу на имена своих детей – Алика и Варю. Получилось очень органично, особенно когда Варя стала читать за Машу. Саша и Маша, как и положено братьям и сестрам, иногда ссорятся, но потом всегда мирятся. Они играют вместе, хотя у Маши любимая игрушка – Куклатаня, а у Саши – Мишка и кораблики.

И вот мы уже читаем книгу об обычной жизни Алика и Вари. Вот они строят замок, вот Мишка летит на самолете и… выпадает из него. Алик, зная, что нам предстоял длинный перелет, тогда вдумчиво сказал: «Надеюсь, мы не выпадем. Это было бы не очень хорошо, ведь нас папа ждет». Мишку, кстати, спасли, что убедило Алика, что и с нами будет все в порядке.

Или вот Варя, нет, вот Маша берет мамин красный лак и украшает им и себя, и Сашу. Мама в книге на это только посмеялась и «немножко рассердилась». Сказала им, что они безобразники и попросила «никогда больше не трогать эту бутылочку!». Саша и Маша согласились. Вот это мама, подумала я. «Вот это мама! Даже не ругается!» – восхитилась Варя.

В этих книгах родители образцовые во многих смыслах. Они дают детям необходимую меру независимости и свободы, но в то же время всегда готовы прийти на помощь или разрешить далеко зашедший спор. И вообще мамы Саши и Маши очень мудры, я это без иронии говорю, это прямо пособие для родителей пятилетних детей.

В первой книге есть только один эпизод, когда папа Саши (что интересно, не мама) рассердился очень-очень, так сильно, что даже не стал читать Саше книгу перед сном. Это когда Саша и Маша вырезали картинки из газет и так увлеклись, что повырезали картинки из книг, стоявших в книжном шкафу. Саша, конечно, очень расстроился. «Но ведь Саша сам виноват. Потому что из книг, которые стоят в шкафу, ни в коем случае нельзя вырезать картинки». Моя Варя, глядя на картинку, где Саша и Маша вырезают, ужаснулась: «Мама! Они режут книги!» Это потому что Варе уже 10 лет. Алику как раз наоборот это сначала показалось отличной затеей.

В большинстве остальных случаев проказы Саши и Маши заканчиваются умыванием и, скажем, питьем какао с печеньем, или мороженым, или булочкой. Перемирием. Мне, конечно, до мудрости мам Саши или Маши очень далеко. Но я буду стараться.

С практической точки зрения, мне кажется, эта серия книг очень подходит детям, которые только научились (или учатся) читать. Короткие рассказы отлично удерживают внимание, язык достаточно простой, перевод превосходный, и мои дети считают, что Саша и Маша – это русские дети, которые живут где-нибудь на даче летом. Где же еще можно ходить друг другу в гости через забор, подбирать собак, кошек и уток? Точно не в городе. Алик даже иногда волнуется – как же они сами идут в магазин! Идут на пруд, кататься на лодке одни, без мам или пап! Удивительно. Даже страшно немного.

Есть такой термин – «дети третьей культуры» или «дети-кочевники». Это дети, которые вырастают, путешествуя по миру (обычно, следуя за родителями). Они живут вне своей «родной» культурной среды, но в то же время не живут достаточно долго в новой стране, чтобы полностью принять ее культуру и ценности. Это сложно с психологической точки зрения, так как зачастую у этих детей нет определенного культурного пласта, с которым они могут себя идентифицировать, и получается что они как бы застревают где-то между: между странами, между континентами, между языками. Про это уже достаточно много написано. Так вот, я подумала, что Саша и Маша в какой-то мере тоже дети «третьей культуры», особенно в глазах моих собственных детей. Таковыми Сашу и Машу делает перевод. Судя по иллюстрациям, действие происходит не в России. Но судя по именам и поведению, это самые обычные дети, Алик с такими же играл у дедушки на даче в Подмосковье. «Саша и Маша» создает ощущение, что вовсе не важно, где ты живешь, можно все так же дружить, играть, придумывать, пить какао, есть печенье, заводить собак и кошек. Думаю, это моих детей в чем-то успокоило.

Так что хорошо, что Саша и Маша переехали с нами. Прочитали рассказ – и словно с хорошими друзьями поговорили, у них все в порядке, мамы не сердятся. Значит, и у нас все в порядке.

Мария Бостон

Рубрики: Сонник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *