Сонник императора Петра I

К чему снится Корона по соннику:

Корона во сне является символом покровительства, власти и хлопот. Носить ее во сне – знак богатства. Золотая на голове означает благосклонность государя или покровительство сильного вельможи, а также уважение сограждан, подарки и выгодное предприятие. Сон, в котором вам надевают корону, – знак больших забот и обязанностей, возложенных на вас.

Примерять во сне самому корону означает, что в погоне за богатством вы можете совершить глупость, которая помешает вашим планам. Примерять во сне корону другому означает, что вы сможете добиться лишь незначительного успеха. Видеть, что вы присутствуете на коронации, то в реальной жизни вас не устраивает тот круг общения, в котором вы вращаетесь. Значительно больше вас интересует жизнь богатых и знаменитых, и вы многое бы отдали за то, чтобы стать одним из них.

Видеть, что пытаетесь снять со своей головы корону, то наяву на вас ляжет бремя ответственности за благополучие ваших близких, а вы будете не в силах нести его достойно.

Потерять корону во сне – знак неблагоприятный, он говорит о вашей невнимательности и безответственности. Если во сне у вас украли корону или сорвали ее с головы, то будьте внимательны к людям, которые вас окружают: некоторые из них могут посягнуть на ваше добро. Высокопоставленных лиц такой сон предупреждает о расхищении казны.

Сонник О.Адаскиной

К чему снится Корона, что это значит:

Быть в короне, видеть ее или надевать — знак чести и достоинства, сильного покровительства. Возможно, увидев подобный сон, вы получите подарок или будете центральной фигурой какого-либо праздника. Видеть, что вы не ощущаете атмосферу торжества, радости, такой сон может предупреждать о какой-то глупости, которую вы хотите совершить, или о страхе, который придется испытать. Видеть корону на ком-то другом (но не на короле или королеве) — узнать, что центром внимания будете не вы, а этот человек.

Лунный сонник

Корона к чему снится:

Корона (носить во сне) — к вашей избранности и высокому положению. Видеть на ком-то — гордыня этого человека непомерна.

Сонник А. Пушкина

К чему снится Корона по соннику:

Снится в сновидении корону, то такой сон означает удовольствие и богатство. Если корона надета на вас, то это сулит получение чина и удовлетворение вашего честолюбия. Если корону носит кто то другой, то это к известности, которую получите вы или кто то из ваших близких.

Если корона украшена множеством драгоценных камней, то такое сновидение предвещает редкостную удачу, которая ожидает вас в ближайшее время.

К чему снится Корона по соннику

Видеть, что получили корону в наследство, то такой сон поднимет вас до высших сфер и необычайно повысит ваше благосостояние, но это не удовлетворит вас в полной мере.

Сонник Каратова

К чему снится Корона по соннику:

Если во сне вам подарили корону, то такой сон является знаком того, что вашему нынешнему положению есть большая угроза. Если вы нашли корону, то это сулит вам скорый и блестящий успех в делах, в эффективности и прибыльности которых вы крайне заинтересованы.

Видеть, что вы покупаете корону, то такой сон является обещанием того, что вас ждет большой успех в делах, особенно в сердечных.

Если молодая женщина видит во сне, что ей дарят или она покупает корону, то этот сон предвещает ей массу удовольствий и желанное замужество. Если же во сне женщина теряет корону, то это означает, что в реальной жизни она встретит людей, которые, льстя ей, будут вводить ее заблуждение. Сон, в котором женщина ломает корону, означает, она очень сильно будет переживать равнодушие к себе тех, кого она любит, или же другие беды и огорчения. Также такой сон может означать, что ее честь окажется под угрозой из за клеветы и наговоров злых языков.

© сонник starfate.ru

Сонник онлайн » Значение снов на букву К » Сонник: к чему снится Корона, видеть во сне Корона что означает



Опишите свой сон:

Поля отмеченные * обязательны. HTML тэги отключены.

 

полезные
статьи

СБИВАЕМ КОРОНУ, или КАК ГРАМОТНО УПРАВЛЯТЬ «ЗВЕЗДНЫМ» СОТРУДНИКОМ

Журнал «Справочник по управлению персоналом» № 6 за 2015 г.

 

В современном языке есть такой фразеологизм: «звездная болезнь». Обычно так называют заносчивое, высокомерное поведение человека, который достиг высот в определенной жизненной сфере. В большинстве случаев этой напасти подвержены действительно талантливые люди.При этом предупредить «заболевание» легче, чем вылечить.Каковы его последствия? И что делать, если подчиненный считает себя звездой?

На уровне поведенческих характеристик звездная болезнь проявляется в первую очередь в необязательности, непунктуальности, изменении стиля коммуникации (особенно невербальной), потере адекватности в плане самооценки и оценки ситуации в целом. Общение с таким человеком – немалое испытание для окружающих. Об этом лучше всех могут рассказать те, кто трудится в шоу-бизнесе, на ТВ, организует event-мероприятия и конференции VIP-класса; но и остальных чаша сия не обходит. «Зазвездиться» вдруг может и приятель, и коллега, и партнер.
Когда есть возможность не поддерживать отношения со «звездой», люди, как правило, стараются эту возможность использовать. Но это не всегда реально, особенно если речь идет о профессиональных отношениях. С другой стороны, и положение, когда все время надо подстраиваться под звезду и беспокоиться, что компании будет нанесен вред (часто материальный и практически всегда репутационный), неприемлемо.

Довольно распространенная ситуация в бизнесе – звездная болезнь у ранее вполне надежного и профессионального специалиста, возникшая вследствие того, что он стал более востребован в своей компании и, что важно, получил весомое подтверждение этой востребованности (например, значительное повышение оклада, привилегии в плане графика, «доступ к телу» высшего руководства, чрезмерное количество дифирамбов в свой адрес и т. п.).
В этом случае непосредственному руководителю и HR-специалисту приходится взять на себя решение деликатной задачи – аккуратно снять корону с головы сотрудника и вернуть его в стандартные рабочие рамки. Повторим, «аккуратно», потому что, скорее всего, этот работник действительно представляет определенную ценность для компании, и если проводить операцию такого рода резко и демонстративно, появляется много рисков, от потери ценного сотрудника до ущерба бизнес-процессам компании. Рассмотрим на примере.

Компания, оказывающая услуги в сфере повышения квалификации финансистов. На рынке почти два десятилетия, пользуется доверием и авторитетом у клиентов: почти 70% клиентуры – те, кто пользуется услугами компании не впервые. Персонал – по большей части люди, работающие здесь не менее пяти-семи лет, а многие и дольше. В числе корпоративных ценностей организации качество, ориентация на нужды клиента и его развитие, взаимная обязательность.
Когда компания только вышла на рынок образовательных услуг, она была монополистом и могла диктовать условия. Но теперь ситуация изменилась, конкуренция в этом сегменте высокая, и потому руководство постоянно ищет (и находит) новые бизнес-подходы.
Так случилось и на этот раз. В преддверии грядущих изменений в налоговом законодательстве в организации создали новое стратегическое направление.
Фактически со дня основания компании в ней функционирует HR-отдел. Возможно, из-за специфики бизнеса HR-отдел с самого начала работает с полной выкладкой: подбор внутреннего персонала и преподавателей, которые работают по договору; адаптация новичков; обучение сотрудников; ротация кадров, организация корпоративных мероприятий – словом, почти весь спектр работы HR-менеджмента. Сегодня в HR-отделе трудится пять человек: двое на направлении подбора и адаптации; один занимается обучением и развитием, а также по мере необходимости корпоративными мероприятиями; один отвечает за кадровое делопроизводство. Руководитель отдела, Галина, контролирует работу подчиненных и решает деликатные проблемы, неизбежно возникающие в любом коллективе.
По первому образованию Галина инженер, второе высшее получила в области финансов, а когда десять лет назад ей, менеджеру по работе с клиентами, предложили занять пост уволившегося директора по персоналу, спешно стала повышать свою квалификацию. Так что на сегодняшний день у нее имеется еще и диплом о госпереподготовке по специальности «управление персоналом».

Рассказывает Галина:
— Решение о развитии нового стратегического направления было принято, на мой взгляд, очень вовремя: подготовительной           работы много, и пока наши конкуренты собирались, мы уже выполнили большую ее часть; следовательно, и перспективы у нас в смысле захвата и удержания определенной доли рынка намного лучше. Но при всем моем уважении к стратегическому планированию, существуют еще и задачи сегодняшнего дня: мы должны выполнить и те обязательства перед клиентами, партнерами и персоналом, под которыми подписались ранее. С этим проектом вышло так: есть отдел, в котором трудятся пять человек, и после принятия руководством решения о развитии нового стратегического направления надо было, не нарушая текущую деятельность подразделения, протестировать планируемую стратегию его работы. Руководитель отдела рекомендовал поручить эту задачу одной из лучших сотрудниц компании – Евгении. Предполагалось, что, выполняя часть прежнего функционала, Евгения в основном будет все же заниматься приоритетными вопросами. Перед началом пилотного проекта с нею была проведена обстоятельная беседа, в ходе которой обсудили все детали: круг обязанностей, полномочия, вероятные переработки, компенсацию и так далее. Евгения все выслушала, задала несколько вопросов, потом попросила день на обдумывание и в итоге согласилась. Казалось бы, все предусмотрели. Но, как выяснилось чуть позже, не все.
Первые звоночки прозвенели спустя два месяца: то один, то другой сотрудник отдела стали подходить к руководителю с жалобами на то, что Евгения не выполняет свои стандартные функции – задерживает документацию, не звонит вовремя клиентам; общаясь с мэтрами финансового дела, которые преподают клиентам компании на договорной основе, позволяет себе высокомерный, зачастую даже хамский тон.
С этим руководитель отдела и пришел ко мне. Вот как он сформулировал жалобу: «Я сначала просто не поверил. Евгения работает у нас уже восьмой год, она ответственный, высококвалифицированный сотрудник и прекрасно знает правила делового этикета. С работой по новому проекту она справляется великолепно, и я ей об этом не раз говорил. Кроме того, Евгения – человек взрослый, ей тридцать пять лет, так что на подростковый максимализм некоторые проявления не спишешь. Поэтому я, признаться, услышав первую жалобу на нее, не поверил и приписал негатив особенностям работы в женском коллективе: когда одну сотрудницу как-то выделяют, всегда есть опасность, что остальные начнут ей завидовать. Но потом поступила вторая жалоба, за ней третья. Через какое-то время появились нарекания от клиентов. События происходили очень быстро, и я решил как можно скорее разобраться в ситуации. И как раз сегодня утром мне позвонила донельзя рассерженная Марина Николаевна – наш старинный преподаватель, светило в области налогового права, профессор ведущего финансового вуза, запись в группу к которой заканчивается за полгода до начала курса. Так вот, она сказала мне, что при обсуждении вопроса о расписании для следующей группы Евгения разговаривала с ней недопустимо грубо. Марина Николаевна – крайне сдержанный человек, и сам факт, что она оказалась настолько возмущена разговором с Евгенией, говорил: дело плохо. Я тщательно проверил информацию по всем остальным жалобам. Все подтвердилось. Побеседовав с сотрудниками отдела, я услышал еще много интересного: «зазналась, что стала вхожа к генеральному», «считает, что мы должны выполнять ее работу», «уверена в своей незаменимости», «демонстрирует свою исключительность и транслирует презрение к коллегам», «отвратительно высокомерна» и далее в том же духе. И это говорили люди, которые еще недавно относились к Евгении вполне доброжелательно! Атмосфера в отделе стала взрывоопасной.
Похоже, что Евгения заболела звездной болезнью. Я понимаю, что с ней надо поговорить, чтобы купировать конфликт и вернуть жизнь отдела в привычное русло. Но я не представляю себе, как это сделать. Честно говоря, больше всего хочется просто устроить разнос, потому что такое поведение именно с ее стороны – безобразие, но знаю, что этого делать нельзя. Поэтому и пришел к вам, Галина, за помощью».
Я тоже была удивлена. Евгению я знаю давно и никогда не замечала за ней склонности «звездить». Я была в курсе, что у нее хорошее образование и большой опыт работы в нашей сфере; что ее уважают клиенты и преподаватели, с которыми она взаимодействует; что ее частенько хвалит высшее руководство; что ее никогда не обходили премиями и ценными подарками. А самое главное – ни в ее характере, ни в поведении никогда не было ничего похожего на невежливость, тем более высокомерие.
Я стала готовиться к разговору с Евгенией. А для начала решила понаблюдать за ней.

Звездная болезнь крайне редко возникает на пустом месте. Если продолжать медицинскую аналогию, то человек, подхвативший этот вирус, должен иметь некоторую предрасположенность к заболеванию. Поэтому для ситуации, когда неглупый сотрудник с хорошим послужным списком и рядом профессиональных достижений вдруг становится высокомерным, требует себе каких-то особых условий, пренебрегает обязанностями, которые выполнял ранее, всегда имеется объяснение. И объяснение несложное: проблемы с самооценкой, возникшие вследствие каких-либо внешних или внутренних причин.
Наиболее распространенные внутренние причины: возрастной кризис, выгорание, нереализованность амбиций в других сферах жизни, стремительный карьерный рост при эмоциональной незрелости. Самые распространенные внешние причины: серьезные проблемы в семье (как правило, с супругом/супругой), сравнение собственных достижений с успехами человека, который раньше являлся эталоном; высокая оценка со стороны статусной персоны; нарушение субординации между руководителем и подчиненным; дефицит квалифицированных кадров на рынке труда, как следствие – завышенная рыночная стоимость определенных категорий специалистов.

Так, возрастной кризис априори предполагает ревизию жизненных ценностей и накопленных достижений, поэтому в определенные периоды человек склонен значительно преувеличивать или преуменьшать свой статус и заслуги.
Выгорание в принципе снижает жизненный тонус, и то, что когда-то получалось легко и непринужденно, начинает требовать больших физических и душевных затрат, что не может не сказаться на самооценке и восприятии отношения других людей.
Проблемы в семье практически всегда запускают процесс изменения отношения к самому себе (или по модели «меня недооценили» или по модели «я не смог(ла) соответствовать ожиданиям»), и это непременно переносится в том или ином виде на профессиональную сферу.
Переоценка собственных достижений в результате сравнения с человеком-эталоном также явление нередкое: вспомните, сколько маленьких, а порой и серьезных драм разыгрывалось в пору активного расцвета социальных сетей типа «Одноклассники» и «ВКонтакте» – встретившись друг с другом спустя много лет после, скажем, окончания школы или вуза, люди вдруг начинали совершенно по-иному оценивать прожитые годы и свои социальные результаты…
Высокая оценка со стороны статусной персоны, как ни удивительно, тоже очень часто провоцирует срыв прямо-таки по басне Крылова: «Вещуньина с похвал вскружилась голова, от радости в зобу дыханье сперло…» с последующим совершением неразумных поступков, которые обязательно сработают во вред самой же недальновидной птице.
Словом, внешние ли причины, внутренние ли, но механизм одинаков: происходит некая разбалансировка в системе самооценки, и привычные критерии оказываются неприменимы. Но особенность звездной болезни в том, что у человека развивается комплекс незаменимости (кстати, нередко имеющий под собой объективные основания – замену найти можно, но сложно), себя и свою деятельность он оценивает очень высоко,  а людей вокруг воспринимает как фон, на котором он призван сверкать. А поскольку коллеги не всегда безропотно соглашаются играть роль фона, то испорченные отношения в коллективе гарантированы: высокомерие и грубость звезды повлекут за собой агрессивную реакцию со стороны остальных сотрудников. И так как ситуация развивается исподволь, то в какой-то совсем не прекрасный день руководство, как в рассказе Галины, может столкнуться с групповым протестом и жалобами со стороны коллег и партнеров на поведение «зазвездившего» сотрудника. Возникает вопрос: как реагировать? А реагировать надо, так как, повторюсь, в тот момент, когда руководителю впервые приходит мысль, что в отделе не все благополучно, ситуация уже критическая.

Рассказывает Галина:
— Я стала издали наблюдать за поведением Евгении: как она общается с коллегами, как ведет себя на совещаниях в присутствии высшего руководства, как коммуницирует со своим начальником, как держится во время обеденного перерыва в столовой, как проводит переговоры с партнерами и внешними специалистами (это было проще всего, так как в нашей компании официально записываются все телефонные переговоры менеджеров). Какие выводы я сделала по итогам наблюдений? Во-первых, все жалобы подтвердились. Качественно выполняя действительно большой объем важной работы по новому стратегическому направлению, Евгения игнорировала свои прежние обязанности, хотя никто ее от них не освобождал, а договоренность с начальником отдела предполагала, что она будет трудиться на два фронта. Поведение ее тоже оставляло желать лучшего: некорректные фразы, повышенный тон, раздраженно-поучительная интонация, которая стала частой в ее речи, снисходительно-высокомерное выражение лица – все это не могло не выводить из себя людей, вынужденных находиться с ней рядом.
Во-вторых, обращало на себя внимание, как Евгения расцветала при общении с нашим генеральным директором – когда он спрашивал ее мнения по дальнейшему развитию проекта, уточнял какие-либо детали или хвалил за результаты. Ласковое слово, конечно, и кошке приятно, но здесь было что-то особенное: она прямо купалась в его внимании, а потом победоносно оглядывала присутствующих – заметили ли они, как ее уважает высший руководитель?
И в-третьих – наверное, это было самое важное мое наблюдение, – Евгения совершенно по-другому вела себя, когда оставалась наедине с собой. С лица сходило ставшее привычным высокомерное выражение, она явно о чем-то размышляла и беспокоилась.
Пора было переходить к активным действиями, потому что ситуация усугублялась. Следовало решить, самой ли провести разговор с Евгенией или попросить об этом генерального директора? Я склонялась ко второму варианту, так как не была уверена, что в нынешнем своем звездном состоянии она адекватно воспримет мое обращение по такому поводу. Но получилось по-другому: Евгения сама подошла ко мне – с жалобой на «невыносимую атмосферу зависти и подсиживания, которая сложилась в отделе из-за того, что руководство оказало мне доверие и выбрало именно меня для развития стратегического направления» и просьбой «прекратить эту травлю». Я была обескуражена – не могла предположить, что умный человек может настолько искаженно воспринимать действительность. Чувствуя себя решительно не готовой к важному разговору, я договорилась с Евгенией обсудить этот вопрос завтра. А сама стала лихорадочно обдумывать тактику грядущей беседы.

Галина – наблюдательный человек, и она уловила все типичные проявления звездной болезни: несоблюдение взятых на себя обязательств; гипертрофированное чувство собственной значимости и переоценку личного вклада в деятельность команды; зависимость от поддержки; скрытую и мало осознаваемую неуверенность в соответствии своего поведения и своих возможностей требованиям ситуации.
Вспомним: высокомерие – всегда маска, за которой прячется неуверенность в себе. Поучать старается тот, кто нуждается в повышении своего статуса, демонстративное пренебрежение своими обязанностями суть крик «я достоин большего». Но как только отпадает необходимость «звездить», человек начинает ощущать сомнение, а правда ли он такой незаменимый? А точно ли он имеет право на капризы? А не опасна ли такая игра? Это не мысли, а ощущения, которые довольно редко осознаются.

Корона по соннику

Эти ощущения значительно повышают тревожность. И реагирует человек на это… новыми приступами звездной болезни. Почему Евгения подошла с жалобой к Галине? Потому что искренне считала, что нуждается в защите.
Галина верно рассудила, перенеся беседу с Евгенией на другой день. Подготовка для такого разговора нужна значительная.

Рассказывает Галина:
— Судя по ситуации, вероятность того, что Евгения не окажется глуха к моим доводам, была минимальной. Поэтому я сконцентрировалась на двух моментах: во-первых, мне хотелось лучше узнать ее версию происходящего; во-вторых, я надеялась, что смогу заставить ее задуматься над явными нестыковками в ее видении и восприятии ситуации коллегами. Значит, коучинговые вопросы и ничего больше. Так я и поступила.
Когда на следующий день Галина пришла в наш офис (кстати, опоздав на двадцать минут и не извинившись), я попросила ее в деталях рассказать о сложившейся обстановке. В ответ прозвучало приблизительно следующее: Евгения работает в компании много лет, и сначала ее должным образом не ценили. Но когда наконец пришло признание со стороны руководства, коллеги стали завидовать и настраивать против нее партнеров и внешних специалистов, с которыми раньше были прекрасные отношения. Она чувствует, что уже и непосредственный руководитель настроен против нее, и это тоже дело рук завистливых коллег. Фактически единственный, кто ее понимает в компании, – это генеральный директор, но она слишком деликатна, чтобы жаловаться ему, поэтому страдает молча.
О том, что она перестала выполнять часть своего функционала, Евгения, разумеется, не упомянула.
Надо же так перевернуть ситуацию! Еле удержавшись от ехидного комментария, я перешла ко второй части своего плана – побудить Евгению порефлексировать. Я задала вопрос: «Евгения, а что еще, кроме зависти, могло побудить коллег так вести себя с вами?» Евгения отрезала: «Ничего! Я веду себя так же, как всегда!» Я ухватилась за этот ответ: «А как вы вели себя всегда – опишите, пожалуйста!» Высокомерно пожав плечами, Евгения начала: «Ну, мы ведь не первый год работаем вместе, поэтому всегда помогали друг другу – иногда я кого-то просила, иногда меня просили помочь. Я знала всех клиентов коллег и в случае чего могла заменить тех, кто заболел, в отпуске или вышел из офиса. Мы обсуждали какие-то домашние дела, порой ходили вместе в кино или посидеть в кафе…» Чем дальше она рассказывала, тем больше пауз становилось в речи, и тем медленнее она говорила – было заметно, что она ощущает дискомфорт. Догадываясь о природе этого дискомфорта, я задала еще один вопрос: «И эти хорошие отношения прекратились из-за того, что все (я выделила это слово голосом) коллеги, с которыми, как вы говорите, вы не первый год работаете вместе, начали вам завидовать?» По-моему, Евгения хотела ответить «да» и даже открыла для этого рот. Но потом закусила губу, опустила глаза и после довольно долгого молчания сказала: «Не знаю. Вряд ли. Возможно, было что-то еще. Мне надо подумать». Спустя минуту она спохватилась, что ей надо сделать важный телефонный звонок и, неожиданно сердечно поблагодарив меня, ушла.
Это было в пятницу. А с понедельника начались удивительные вещи. Жалобы на Евгению со стороны коллег сошли на нет в течение трех дней. Она вновь стала выполнять свои стандартные обязанности. Выражение ее лица с высокомерного изменилось на замкнуто-сосредоточенное. А когда начальник ее отдела позвонил обиженной Марине Николаевне – нашему VIP-преподавателю, – то услышал, что «инцидент исчерпан, Евгения позвонила и извинилась». Очевидно, звездная болезнь стала проходить.
Новое стратегическое направление было успешно протестировано, и теперь мы его развиваем.

Восприятие ситуации Евгенией в чем-то напоминает бред. А мы помним, Евгения – человек незаурядный и до сих пор достаточно трезво мысливший. Поэтому прием, с помощью которого Галина побудила Евгению сначала сгустить краски, а потом критически оценить нарисованную ею картину, сработал великолепно. Галина помогла Евгении увидеть абсурдность ситуации и задаться вопросом: а как такой абсурд мог прийти в голову умному человеку? Поведение Евгении замечательно иллюстрирует развитие этого процесса: изменение мимики, дыхания, интонации, замедление темпа речи, затруднение при выборе слов – все это признаки того, что запущен внутренний поиск, который у человека типа Евгении наверняка приведет к полезным изменениям. Что и произошло.

Звездная болезнь у офисного работника лечится легче, чем у поп-звезды. Если во втором случае она обусловлена и складом характера людей, которые традиционно идут в эту сферу, и условиями работы, и профессиональной «вредностью» шоу-бизнеса, то в первом существует много ориентиров, которые помогают человеку вернуться в норму: рамки должностных обязанностей, обратная связь от клиентов и партнеров, опыт ровных отношений с коллегами.
Если сотрудник «зазвездился», он не поверит ничьим уверениям в том, что ведет себя неправильно. Но если сделать так, чтобы он сам спросил себя об этом, он задумается. А задумавшись, скорее всего, прекратит «сиять» так интенсивно.

наверх

 

© Елена Закаблуцкая | e-mail: elena@artmanage.ru | обо мне
| карта сайта | задать вопрос | мои клиенты

Рубрики: Сонник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *