Сегодня к молодым специалистам предъявляются определенные требования. Среди них можно отметить творческий подход к делу.

Что же отличает творческого человека от всех остальных?

В результате изучения различных источников я выяснил, что индивидуальные качества творческой личности исследовали Ф. Гальтон, Ч. Пирсон, Дж. Гилфорд, Э.П. Торренс и др.

Так, Гилфорд выделяет следующие параметры творчества:

— способность к обнаружению и постановке проблем;

— способность к генерированию большого числа идей;

— гибкость – способность продуцировать разнообразные идеи;

— оригинальность – способность отвечать на раздражители нестандартно;

— способность усовершенствовать объект, добавляя детали;

— способность решать проблемы, т.е. способности к синтезу и анализу.

А. Маслоу считал творчество одной из характеристик самоактуализирующейся личности.

Я попытался составить портрет творческой личности.

Это человек, склонный к риску, но риску оправданному. У него развитая фантазия. Он умеет использовать свои знания в новой ситуации.

Это человек, независимый от чужого мнения, обладает гибкостью мышления, способностью к самоуправлению.

Чаще всего у творческой личности интерес к определенной деятельности возникает еще в детском возрасте. Думаю, что это человек-трудоголик, он увлечен своей работой.

Таким образом, далеко не каждого человека можно назвать творческой личностью. Но стремиться к проявлению творчества в своей деятельности необходимо.

ЛИЧНОСТЬ ТВОРЧЕСКАЯ. Существуют две основные точки зрения на творческую личность. Согласно одной, креативность или творческая способность в той или иной степени свойственна каждому нормальному человеку. Она так же неотъемлема от человека, как способность мыслить, говорить и чувствовать. Более того, реализация творческого потенциала независимо от его масштабов делает человека психически нормальным. Лишить человека такой возможности означает вызвать у него невротические состояния. Некоторые психоневрологи видят сущность психотерапии в излечении неврозов путем пробуждения творческих стремлений человека. М.Зощенко в своей автобиографической повести рассказывает о том, как он благодаря творчеству излечился от депрессии.

Взгляд на креативность как универсальную черту личности человека предполагает определенное понимание творчества. Творчество предполагается как процесс создания чего-либо нового, причем процесс незапрограммированный, непредсказуемый, внезапный. При этом не принимается во внимание ценность результата творческого акта и его новизна для большой группы людей, для общества или человечества. Главное, чтобы результат был новым и значимым для самого «творца». Самостоятельное, оригинальное решение школьником задачи, имеющей ответ, будет творческим актом, а самого его следует оценивать как творческую личность.

Согласно второй точке зрения, не всякого (нормального) человека следует считать творческой личностью, или творцом. Подобная позиция связана с другим пониманием природы творчества. Здесь помимо незапрограммированного процесса создания нового, принимается во внимание ценность нового результата. Он должен быть общезначим, хотя масштаб его может быть различным. Важнейшей чертой творца является сильная и устойчивая потребность в творчестве. Творческая личность не может жить без творчества, видя в нем главную цель и основной смысл своей жизни.

Существуют профессии – их называют «творческими профессиями» – где от человека требуется как необходимое качество быть творческой личностью. Это такие профессии, как быть актером, музыкантом, изобретателем и др. Тут недостаточно быть «хорошим специалистом». Необходимо быть творцом, а не ремесленником, даже очень квалифицированным. Разумеется, творческие личности встречаются и среди других профессий – среди педагогов, врачей, тренеров и многих других.

В настоящее время творчество все больше и больше специализируется и приобретает элитарный характер. Уровень силы творческой потребности и энергии, требуемый для профессионального творчества, в большинстве сфер человеческой культуры таков, что за пределами профессионального творчества остается большинство людей. Есть точка зрения, что у творческой личности имеется избыточный энергетический потенциал. Избыточный по отношению к затратам на приспособительное (адаптивное) поведение. Возможность для творчества, как правило, появляется тогда, когда человеку не нужно решать задачи на адаптацию, когда в его распоряжении «покой и воля». Он или не занят заботами о хлебе насущном или пренебрегает этими заботами. Чаще всего это происходит на досуге, когда он предоставлен самому себе – ночью за письменным столом Болдинской осенью, в камере одиночного заключения, на больничной койке.

Многим людям, даже творчески одаренным, не хватает творческой компетентности. Можно выделить три аспекта такой компетентности. Во-первых, насколько человек готов к творчеству в условиях многомерности и альтернативности современной культуры. Во-вторых, насколько он владеет специфическими «языками» разных видов творческой деятельности, набором кодов, позволяющих ему дешифровать информацию из разных областей и перевести на «язык» своего творчества. Например, как живописец может использовать достижения современной музыки, или ученый-экономист – открытия в области математического моделирования. По образному выражению одного психолога, творцы сегодня похожи на птиц, сидящих на удаленных ветках одного и того же дерева человеческой культуры, они далеки от земли и едва слышат и понимают друг друга. Третий аспект творческой компетентности представляет собой степень овладения личностью системой «технических» навыков и умений (например, технологией живописного ремесла), от которой зависит способность осуществить задуманные и «придуманные» идеи. Разные виды творчества (научного, поэтического и др.) предъявляют разные требования к уровню творческой компетентности.

Невозможность реализовать творческий потенциал из-за недостаточной творческой компетентности породило массовое любительское творчество, «творчество на досуге», хобби. Эти формы творчества доступны практически всем и каждому, людям, утомленным монотонной или сверхсложной профессиональной деятельностью.

Творческая компетентность – это всего лишь условие проявления креативной способности. К таким же условиям относятся наличие общих интеллектуальных и специальных способностей, превышающих средний уровень, а также увлеченность выполняемой задачей. В чем же заключается сама креативная способность? Практика творческих достижений и тестирования подводит к выводу, что психологическую основу креативной способности составляет способность творческой фантазии (см. ФАНТАЗИЯ), понимаемой как синтез воображения и эмпатии (перевоплощения). Потребность в творчестве как важнейшая черта творческой личности есть не что иное, как постоянная и сильная потребность в творческой фантазии. К.Паустовский проницательно писал: «…будьте милостивы к воображению. Не избегайте его. Не преследуйте, не одергивайте и прежде всего не стесняйтесь его, как бедного родственника. Это тот нищий, что прячет несметные сокровища Голконды».

Определяющим для творческой фантазии является направление сознания (и бессознательного), заключающегося в отходе от наличной действительности и реального Я в известную относительно автономную и свободную деятельность сознания (и бессознательного). Эта деятельность отличается от непосредственного познания действительности и своего Я и направлена на их преобразование и создание новой (мысленной) действительности и нового Я.

Что же побуждает творческую личность постоянно обращаться к творческой фантазии? Что является ведущим мотивом в поведении творческой личности? Ответить на эти вопросы – значит подойти к пониманию сущности творческой личности.

Творческая личность постоянно испытывает неудовлетворенность, напряжение, неясную или более определенную тревогу, обнаруживая в реальной действительности (внешней и внутренней) отсутствие ясности, простоты, упорядоченности, завершенности и гармонии. Она подобна барометру, чутко реагирующему на противоречия, дискомфорт, дисгармонию. С помощью творческой фантазии творец устраняет в своем сознании (и в бессознательном) ту дисгармонию, с которой он сталкивается в реальности. Он создает новый мир, в котором он чувствует себя комфортно и радостно. Вот почему сам процесс творчества и его продукты доставляют творцу наслаждение и требуют постоянного возобновления. Реальные противоречия, дискомфорт и дисгармония как бы сами находят творческую личность. Это объясняет, почему творческие люди постоянно живут в двух режимах, сменяющих друг друга: напряжения и релаксации (катарсиса), тревоги и успокоения, неудовлетворенности и радости. Такое постоянно воспроизводимое состояние двойственности является одним из проявлений нейротизма как личностной черты творческих личностей.

Нейротизм, повышенная чувствительность – норма для творческой личности точно так же, как для обычного нормального человека является нормой эмоциональность (отсутствие равнодушия) в любом виде деятельности. Но нейротизм, двойственность творческой личности находится близко к той грани, за которой начинается психопатология. Следует признать факт, что творческие способности могут сочетаться с некоторыми психопатологическими чертами. Но, во-первых, это не является нормой и тем более, во-вторых, не дает оснований для выводов, которые делают последователи Ломброзо о родстве гениальности и безумия.

Двойственность творца предполагает феномен «естественного раздвоения Я» на реальное Я и творческое (воображенное) Я. Даже в самом сильном порыве вдохновения творец не теряет чувства реального Я. Например, (как заметил Станиславский), ни один актер не упал в оркестровую яму и не опирается на картонный задник декорации. И все же активность творческого Я, «заставляющая» пребывать творца в мире воображенной, условной реальности – словесной, изображенной, символически-понятийной, сценически воплощенной и т.п. – объясняет наличие у творческой личности черт и особенностей, отличающей ее от обычного человека. Поведение творца в обыденной жизни нередко кажется «странным», «чудоковатым». И этому есть объяснение.

Сильная потребность в деятельности воображения и сосредоточенность на ней, что неразрывно связано с любознательностью и потребностью в новых впечатлениях (новых идеях, образах и т.п.) придает творческим личностям черты «детскости». Например, биографы Эйнштейна пишут, что он был мудрый старец со всепонимающими глазами. И вместе с тем в нем было что-то детское, он навсегда сохранил в себе удивление пятилетнего мальчика, впервые увидевшего компас. «Игровой» компонент в акте воображения, по-видимому, объясняет нередкую любовь творцов, как и детей, к играм, розыгрышам, шуткам. Погруженность в свой воображенный творческий мир иногда делает их поведение в быту не вполне адекватным. Про них нередко говорят, что они «не от мира сего». Классической иллюстрацией может служить «профессорская» рассеянность.

Детская, или «наивная» креативность отличается от креативности взрослого, она имеет другую структуру и содержание, чем культурная креативность творческой личности. Детская креативность – это естественное поведение ребенка на фоне отсутствия стереотипов. Свежий взгляд ребенка на мир – от бедности его опыта и от наивного бесстрашия его мысли: все действительно может быть. Наивная креативность – характеристика возраста и присуща большинству детей. Напротив, культурная креативность творцов – явление далеко не массовое.

Бесстрашие мысли творца не носит наивный характер, оно предполагает богатый опыт, глубокие и обширные знания. Это бесстрашие творческой смелости, дерзости, готовности к риску. Творца не пугает необходимость усомниться в общепризнанном. Он отважно идет на разрушение стереотипов во имя создания лучшего, нового, не боясь конфликтов. А.С.Пушкин писал: «Есть высшая смелость: смелость изобретения».

Творческая смелость – это черта творческого Я, и она может отсутствовать у реального Я творца, в обыденной жизни. Так, по свидетельству жены знаменитого импрессиониста Марке, смелый новатор в живописи был в жизни довольно робким человеком. Такая двойственность может быть обнаружена и в отношении других личностных качеств. Например, рассеянный в жизни, творец «обязан» быть в творчестве сосредоточенно-внимательным и точным. Творческая этика не тождественна этике реального Я. Художник Валентин Серов часто признавался, что недолюбливал людей. Создавая портреты и внимательно вглядевшись в человека, он каждый раз увлекался, вдохновлялся, но не самим лицом, которое часто бывало пошлым, а той характеристикой, которую из него можно сделать на холсте. О специфической художественной любви пишет А.Блок: любим мы все то, что хотим изобразить; Грибоедов любил Фамусова, Гоголь – Чичикова, Пушкин – скупого, Шекспир – Фальстафа. Творческие личности порой производят в жизни впечатления бездельников, внешне недисциплинированных, иногда беспечных и безответственных. В творчестве же они обнаруживают огромное трудолюбие, внутреннюю честность и ответственность. Отчетливо выраженное стремление к самоутверждению творческого Я может принимать неприятные формы на уровне поведения в реальной жизни: ревнивое внимание к чужим успехам, враждебность к коллегам и к их заслугам, надменно-агрессивная манера излагать свои суждения и т.п. Стремление к интеллектуальной независимости, характерное для творческих личностей, часто сопровождается самоуверенностью, склонностью давать высокую оценку собственным способностям и достижениям. Такая склонность отмечается уже у «творческих» подростков. Известный психолог К.Юнг утверждал, что творческая личность не боится выявить в поведении противоположные черты своей натуры. Не боится потому, что недостатки своего реального Я она компенсирует достоинствами творческого Я.

Креативность как специфическая способность творческой личности коренится во врожденной одаренности человека. Но реализация этой способности и одаренности зависит от развития личности в целом и, в частности, от развития других общих и специальных способностей. Установлено, что интеллект должен быть выше среднего. Огромное значение имеет развитая память, причем приспособленная к той или иной сфере творческой деятельности: музыкальная память, зрительная, цифровая, двигательная и т.п. Имеют значение и физические, анатомо-физиологические свойства человека, часто врожденные. Так, певческому таланту Шаляпина в немалой степени способствовали его удивительные голосовые связки – мощные и пластичные. В то же время не зафиксирована устойчивая корреляция между уровнем креативной способности и особенностями характера и темперамента реального Я. Творческими личностями могут быть люди с любым характером и любым темпераментом.

Творческими личностями не рождаются, а становятся. Креативная способность, которая во многом носит врожденный характер, выступает как ядро творческой личности, но последняя – продукт социального, культурного развития, влияния социальной среды и творческого климата. Вот почему современная практика тестирования креативной способности как таковой не может удовлетворить социальный заказ, возникший с началом постиндустриальной фазы в развитии общества, на выявление творческих личностей. Творческая личность характеризуется не просто высоким уровнем креативной способности, но особой жизненной позицией человека, его отношением к миру, к смыслу осуществляемой деятельности. Важное значение имеет духовное богатство внутреннего мира личности, ее постоянная направленность на творческое действие во внешнем мире. Проблема творческой личности – это не только проблема психологическая, но и проблема гуманитарная и социо-культурная.

Евгений Басин

Нейробиология рисует сложную картину творческого потенциала. Ученые теперь понимают, что природа креативности гораздо сложнее, чем различия в право- или левосторонней ориентации мозга (левое полушарие = рациональное и аналитическое, правое = творческое и эмоциональное). На самом деле, творчество, как полагают, связано с рядом познавательных процессов, нервных импульсов и эмоций, и мы до сих пор не имеем полного представления о том, как работает творческий разум.

С психологической точки зрения творческие типы личности с трудом поддаются определению. Они сложны, парадоксальны и, как правило, избегают рутины. И это не просто стереотип «замученного художника». Исследования показали, что креативность предполагает взаимодействие множества черт характера, поведения и социальных влияний в одном лице.

«На самом деле творческим людям тяжелее узнать себя, потому что они сложнее, чем нетворческие», — рассказал Huffington Post Скотт Барри Кауфман, психолог из Университета Нью-Йорка, который провел годы исследования творческого потенциала. «Что самое парадоксальное в творческой личности …у этих людей более хаотичный ум».

Нет никакого «типичного» портрета творческой личности, но есть характерные особенности в поведении творческих людей. Вот 18 пунктов, которые им свойственны.

Они мечтают

Творческие личности это мечтатели, несмотря на то, что их школьные учителя, возможно, говорили, что мечтать это пустая трата времени.
Кауфман и психолог Ребекка Л. Макмиллан, она же соавтор документа под названием «Ода положительной созидательной мечтательности», считают, что блуждание ума способно помочь в процессе «творческой инкубации». И, конечно, многие по опыту знают, что лучшие идеи посещают нас, когда мысленно мы находимся совсем в другом месте.

Нейробиологи обнаружили, что воображение включает те же мозговые процессы, которые связаны с фантазией и творчеством.

Они все замечают

Творческий человек видит возможности повсюду и постоянно впитывает информацию, которая становится пищей для творческого самовыражения. Как часто цитируют Генри Джеймса, писатель это тот, от кого «ничего не ускользает».

Джоан Дидион всегда носила с собой блокнот и говорила, что она записывает наблюдения о людях и событиях, которые, в конечном счете, помогают ей лучше понять сложности и противоречия собственного ума.

У них свои часы работы

Многие великие мастера признаются, что свои лучшие работы они создают либо очень рано утром, либо поздно вечером. Владимир Набоков начинал писать сразу после того как просыпался в 6 или 7 утра, а Фрэнк Ллойд Райт взял за привычку просыпаться в 3 или 4 часа утра и работал в течение нескольких часов перед тем, как отправиться обратно в постель. Люди с высоким творческим потенциалом не придерживаются стандартного распорядка дня.

Они находят время для уединения

«Чтобы быть открытым для творчества, нужно иметь способность к конструктивному использованию уединения. Надо преодолеть страх перед одиночеством», — писал американский экзистенциальный психолог Ролло Мэй.

Художники и креативщики часто стереотипно воспринимаются как одиночки, хотя на самом деле они ими могут и не быть. Уединение может быть ключом к созданию лучших работ. Кауфман связывает это с воображением — мы должны дать себе время просто помечтать.

«Вам нужно войти в контакт с внутренним голосом, чтобы иметь возможность самовыразиться. Сложно услышать свой внутренний творческий голос, если вы … не в контакте с самим собой и не размышляете о себе», — говорит он.

Они «переваривают» жизненные преграды

Многие из самых культовых историй и песен всех времен творили под воздействием душераздирающей боли. Часто проблемы становились катализатором для создания выдающихся произведений. В психологии это называют посттравматическим ростом, который предполагает, что люди в состоянии использовать свои тяготы и ранние жизненные травмы для существенного творческого роста. Исследователи обнаружили, что травма может помочь человеку преуспеть в межличностных отношениях, в удовлетворенности жизнью, в росте духовности, личной силы и в открытии новых возможностей.

Они в поиске новых впечатлений

Творческие люди любят испытывать новые впечатления, ощущения и состояния ума, и это немаловажный предопределяющий фактор для творческого результата.

«Открытость новым переживаниям это самый сильный предиктор творческих достижений», — говорит Кауфман. «Здесь множество различных взаимосвязанных аспектов: интеллектуальная любознательность, поиск острых ощущений, открытость для эмоций и воображения. А все вместе — это двигатель для познания и исследования мира, как внутреннего, так и внешнего».

Они терпят неудачу

Стойкость — практически необходимое качество для творческого успеха, говорит Кауфман. Неудача часто подстерегает творческого человека, как минимум, несколько раз, но креативщики — по крайней мере, успешные — учатся не сокрушаться по этому поводу.

«Творческие люди терпят неудачу, а по-настоящему хорошие терпят ее часто», — написал в Forbes Стивен Котлер в отрывке о творческом гении Эйнштейна.

Они задают важные вопросы

Творческие люди ненасытно любознательны. Они, как правило, предпочитают исследовать жизнь и даже когда взрослеют, сохраняют интерес первооткрывателя. Через активные беседы или индивидуальные умственные размышления креативщики, глядя на мир, постоянно задают себе массу вопросов.

Они наблюдают за людьми

Природная наблюдательность и интерес к жизни других людей иногда помогает генерировать лучшие из идей.

«Марсель Пруст почти всю свою жизнь провел, наблюдая за людьми, он записывал свои замечания, и это нашло выход в его книгах», — говорит Кауфман. «Для многих писателей очень важно наблюдение за людьми…».

Они рискуют

Отчасти творческая деятельность требует рискованности, и многим преуспевающим творческим личностям приходится рисковать в различных аспектах жизни.

«Существует глубокая и значимая связь между принятием риска и творчеством и это часто упускается из виду», — пишет Стивен Котлер в Forbes. «Творчество это акт создания чего-то из ничего. Оно требует обнародования того, что сначала существовало лишь в воображении. Такое занятие не для робких. Потраченное впустую время, запятнанная репутация, напрасно потраченные деньги — … Это все побочные явления, когда творчество идет наперекосяк».

Они все в жизни рассматривают как возможность для самовыражения

Ницше считал, что жизнь и мир следует рассматривать как произведение искусства. Творческие личности постоянно ищут возможности для самовыражения в повседневной жизни.

«Творческое выражение — это самовыражение. Творческий потенциал это не что иное, как частное выражение Ваших потребностей, желаний и уникальности», — говорит Кауфман.

Они следуют своей истинной страсти

Творческие люди, как правило, имеют внутреннюю мотивацию. Это означает, что они действуют, руководствуясь каким-то внутренним желанием, а не стремлением к внешнему вознаграждению или признанию.

Психологи говорят, что творческие люди возбуждаются захватывающими видами деятельности, а это признак внутренней мотивации. Исследования показывают, что простые размышления о собственных причинах к деятельности могут быть достаточно стимулирующими, чтобы повысить творческий потенциал.

Они выходят за границы собственного разума

Кауфман утверждает, что способность мечтать еще необходима для того, чтобы помочь нам выйти за пределы привычного видения и исследовать другие способы мышления, которые могут быть важным активом для творчества.

«Мечтательность развивается, чтобы позволить нам отпустить настоящее», — говорит Кауфман. «Сеть мозга, связанная с мечтательностью, это сеть мозга, связанная с теорией разума. Мне нравится называть ее «сетью воображения» — она позволяет вам представить себя в будущем, а также представить чужие мысли».

Они теряют чувство времени

Творческие личности могут обнаружить, что, когда они пишут, танцуют, рисуют или еще как-то самовыражаются, они оказываются «в состоянии потока», который помогает им творить на самом высоком уровне. Это психическое состояние, когда человек выходит за пределы сознательной мысли, чтобы достичь состояния повышенной концентрации и спокойствия. Тогда он практически не подвержен ни внутренним, ни внешним раздражителям, которые могут помешать его деятельности.

Вы оказываетесь «в состоянии потока», когда занимаетесь тем, что вам очень нравится, от чего чувствуете себя хорошо.

Они окружают себя красотой

Творцы, как правило, обладают превосходным вкусом и любят находиться в красивом окружении.

Исследование, недавно опубликованное в журнале «Psychology of Aesthetics, Creativity, and the Arts», показало, что музыканты, в том числе преподаватели музыки и солисты, демонстрируют высокую чувствительность и восприимчивость к художественной красоте.

Они соединяют точки

Если и есть отличие между чрезвычайно творческими людьми и всеми остальными, это способность видеть возможности там, где другие не замечают. Многие великие художники и писатели говорят, что творчество это просто способность соединять точки, которые другие никогда бы не догадались соединить.

Стив Джобс говорил, что творчество это объединение вещей. Когда вы спрашиваете творческих людей, как они это сделали, они чувствуют себя немного неловко, потому что в действительности они этого не делали, а просто что-то разглядели, соединили со своим опытом и синтезировали новые вещи.

Они постоянно встряхиваются

Разнообразие опыта, больше чем что-либо имеет решающее значение для творчества, говорит Кауфман. Креативщики встряхиваются, испытывают новые вещи и избегают всего, что делает жизнь однообразной или рутинной.

«У творческих людей больше разнообразных впечатлений», — утверждает психолог.

Они находят время для осознанности и медитаций

Творческие личности понимают ценность ясного и сфокусированного сознания, потому что от этого зависит их работа. Многие художники, предприниматели, писатели и другие творческие деятели, использовали медитацию в качестве инструмента для настройки самого креативного состояния души.

Голландское исследование в 2012 г. показало, что некоторые медитативные техники действительно способствуют творческому мышлению. Осознанность связывают с улучшением памяти и внимания, оптимизацией эмоционального состояния, снижением стресса и тревожности, а также с улучшением ясности ума — все это может привести к более креативному мышлению.

10 качеств творческого человека

У творческих людей есть характерные психологические черты. Известный психолог Жан Котро уверен: каждый может развить их у себя.
1. Упорство, подтверждающее наличие мотивации. Умение сосредоточиться на одном занятии, настойчивость вопреки неудачам – это главные факторы, которые определяют способность к творчеству.
2. Открытость новому опыту: любознательность, эмоциональная открытость, гибкость мысли, эксцентричные взгляды и убеждения – во многом благодаря им у нас возникают оригинальные идеи и решения. Все одаренные люди обладают такой открытостью.
3. Уверенность в себе: самоуважение (а иногда и завышенная самооценка) способствует эмоциональной устойчивости. Благодаря ей легче устанавливать и поддерживать социальные контакты, что необходимо для творческого человека: ведь таким образом он становится известен публике. Кроме того, высокая самооценка позволяет в случае неудачи сохранить стремление к творчеству.
4. Мышление, которое не совпадает с общепринятым. У него три составляющие: оригинальность (необычность мыслей), переменчивость (множество идей) и гибкость (новые идеи в разных областях). Даже на банальный вопрос человек с таким типом мышления никогда не отвечает банально.
5. Мышление Януса. У этого древнеримского бога, как известно, было два лица, обращенных в противоположные стороны. Такому способу мышления свойственно сосуществование противоположных тенденций, легко допускающее радикальную смену точки зрения. Например: «Сегодня я оденусь в черное… нет, лучше во все белое!»
6. Андрогинное мышление: оно позволяет творческому человеку освободиться от стереотипных представлений о мужском и женском («Госпожа Бовари – это я!» – так, говорят, однажды воскликнул Флобер).
7. Быстрота обработки информации: находчивость в ответах, быстрота мысли, любовь к сложности – творческий дух жонглирует идеями без всякой самоцензуры.
8. Способность представлять альтернативные миры – мечтать об иных перспективах, иной логике… Творческие люди часто предаются таким вроде бы детским занятиям.

9. Быстрое решение проблем: внезапное озарение и решение словно возникает из ниоткуда! Психологи для обозначения этой яркой вспышки употребляют английское слово «инсайт» (insight).

10. Мышление по аналогии и способность обращаться к предсознательному и бессознательному. Мышление по аналогии действует по принципу свободных ассоциаций мыслей и образов. К пред- и бессознательным явлениям относятся ночные сновидения, дневные грезы наяву и сильные эмоции.

Творческая личность и ее жизненный путь

Многие из исследователей сводят проблему человеческих способностей к проблеме творческой личности: не существует особых творческих способностей, а есть личность, обладающая определенной мотивацией и чертами. Действительно, если интеллектуальная одаренность не влияет непосредственно на творческие успехи человека, если в ходе развития креативности формирование определенной мотивации и личностных черт предшествует творческим проявлениям, то можно сделать вывод о существовании особого типа личности – «Человека творческого».

Знаниями об особенностях творческой личности психологи обязаны не столько своим усилиям, сколько работе литературоведов, историков науки и культуры, искусствоведов, которые так или иначе касались проблемы творческой личности, ибо нет творения без творца.

Творчество есть выход за пределы заданного (пастернаковское «поверх барьеров»). Это лишь негативное определение творчества, но первое, что бросается в глаза, – сходство поведения творческой личности и человека с психическими нарушениями. Поведение того и другого отклоняется от стереотипного, общепринятого.

Есть две противоположные точки зрения: талант – это максимальная степень здоровья, талант – это болезнь.

Традиционно последнюю точку зрения связывают с именем гениального Чезаре Ломброзо. Правда сам Ломброзо никогда не утверждал, что существует прямая зависимость гениальности и безумия, хотя и подбирал эмпирические примеры в пользу этой гипотезы: «Седина и облысение, худоба тела, а также плохая мускульная и половая деятельность, свойственная всем помешанным, очень часто встречается у великих мыслителей (…). Кроме того, мыслителям, наряду с помешанными, свойственны: постоянное переполнение мозга кровью (гиперемия), сильный жар в голове и охлаждение конечностей, склонность к острым болезням мозга и слабая чувствительность к голоду и холоду» .

Ломброзо характеризует гениев как людей одиноких, холодных, равнодушных к семейным и общественным обязанностям. Среди них много наркоманов и пьяниц: Мюссе, Клейст, Сократ, Сенека, Гендель, По. Двадцатый век добавил в этот список множество имен, от Фолкнера и Есенина до Хендрикса и Моррисона.

Гениальные люди всегда болезненно чувствительны. У них наблюдаются резкие спады и подъемы активности. Они гиперчувствительны к социальному поощрению и наказанию и т. д. Ломброзо приводит любопытные данные: в популяции евреев-ашкенази, живущих в Италии, больше душевнобольных, чем у итальянцев, но больше и талантливых людей (сам Ломброзо был итальянским евреем). Вывод, к которому он приходит, звучит следующим образом: гений и безумие могут совмещаться в одном человеке.

Список гениев, больных душевными заболеваниями, бесконечен. Эпилепсией болели Петрарка, Мольер, Флобер, Достоевский, не говоря уже об Александре Македонском, Наполеоне и Юлии Цезаре. Меланхолией болели Руссо, Шатобриан. Психопатами (по Кречмеру) были Жорж Санд, Микеланджело, Байрон, Гете и другие. Галлюцинации были у Байрона, Гончарова и многих других. Количество пьяниц, наркоманов и самоубийц среди творческой элиты не поддается подсчету.

Гипотеза «гений и безумие» возрождается и в наши дни. Д. Карлсон считает, что гений – это носитель рецессивного гена шизофрении. В гомозиготном состоянии ген проявляется в болезни. Например, сын гениального Эйнштейна болел шизофренией. В этом списке – Декарт, Паскаль, Ньютон, Фарадей, Дарвин, Платон, Кант, Эмерсон, Ницше, Спенсер, Джемс и другие.

Но не присутствует ли в основе представлений о связи гениальности и психических отклонений иллюзия восприятия: таланты на виду и все их личностные качества тоже. Может быть, душевнобольных среди «средних» не меньше, а даже больше, чем среди «гениев»? Т. Саймонтон провел такой анализ и выявил, что среди гениев число душевнобольных не больше, чем среди основной массы населения (около 10 %). Единственная проблема: кого считать гением, кого не считать таковым?

Если исходить из вышеизложенной трактовки творчества как процесса, то гений – это человек, творящий на основе бессознательной активности, который способен переживать самый широкий диапазон состояний ввиду того, что бессознательный творческий субъект выходит из-под контроля рационального начала и саморегуляции.

Как это ни удивительно, именно такое, согласующееся с современными представлениями о природе творчества, определение гениальности дал Ломброзо: «Особенности гениальности по сравнению с талантом в том отношении, что она является чем-то бессознательным и проявляется неожиданно».

Следовательно, гений по преимуществу творит бессознательно, точнее, через активность бессознательного творческого субъекта. Талант же творит рационально, на основе продуманного плана. Гений по преимуществу – креатив, талант – интеллектуал, хотя и та и другая общие способности есть у обоих.

Что касается колебаний настроения, то еще Вильям Гирш отмечал их наличие у гениев , а многочисленные исследования выявили взаимосвязь креатизма с нейротизмом. Заметим, что нейротизм в меньшей мере определяется генотипом, чем другие черты темперамента .

Выделяются и другие признаки гения, отличающие его от таланта: оригинальность, универсальность, продолжительность творческого периода жизни.

Гегель в «Эстетике» также коснулся вопроса о природе способностей: «Говорят, правда, и о научных талантах, однако наука предполагает только наличие общей способности к мышлению, которая, в отличие от фантазии, не проявляется как нечто природное, а как бы абстрагируется от всякой природной деятельности, так что будет более правомерным сказать, что не существует специфики научного таланта в смысле определенного дарования»

То, что различия в уровне интеллекта в значительной мере определяются генотипом (то есть природным фактором), Гегель, в отличие от нас, мог не знать.

Интерес к феномену гениальности вспыхнул в эпоху Возрождения. Именно тогда в связи с интересом к творчеству появились первые биографии художников и композиторов. Этот интерес был воскрешен усилиями романтиков в начале XIX века и, как «миф», похоронен в XX веке.

Однако несомненно: в отличие от «просто креативов», «гений» обладает очень мощной активностью бессознательного и, как следствие (а может быть, это причина?), склонен к крайним эмоциональным состояниям.

Психологическая «формула гения» может выглядеть следующим образом:

гений = (высокий интеллект + еще более высокая креативность) х активность психики.

Поскольку креативность преобладает над интеллектом, то и активность бессознательного преобладает над сознанием. Возможно, что действие разных факторов может привести к одному и тому же эффекту – гиперактивности головного мозга, что в сочетании с креативностью и интеллектом дает феномен гениальности.

Наконец, приведу выводы В. Бодэрмана, касающиеся конституциональных особенностей выдающихся ученых. Среди них чаще всего встречаются: «Легкий, хрупкий, но изумительно симметричный тип, и тип низкорослого гиганта. Первый, в общем, имеет все, кроме физической мощи и здоровья, вся его энергия концентрируется в мозгу… Низкорослые гиганты имеют счастливую судьбу быть крепкими телом и духом. Такие низкорослые тела имеют особую тенденцию порождать большие головы и, следовательно, те большие мозги, которые обычно ассоциируются с исключительной интеллектуальной мощью» .

Гораздо более продуктивен не поверхностный, а систематический естественнонаучный подход к изучению психических особенностей творческой личности.

Главное отличие творческой личности представители глубинной психологии и психоанализа (здесь их позиции сходятся) видят в специфической мотивации. Остановимся лишь вкратце на позициях ряда авторов, поскольку эти позиции отражены в многочисленных источниках.

Отличие заключается только в том, какая мотивация лежит в основе творческого поведения. 3. Фрейд считал творческую активность результатом сублимации (смещения) полового влечения на другую сферу деятельности: в творческом продукте опредмечивается в социальноприемлемой форме сексуальная фантазия.

А. Адлер считал творчество способом компенсации комплекса недостаточности (неправильный перевод – неполноценности). Наибольшее внимание феномену творчества уделил К. Юнг, видевший в нем проявление архетипов коллективного бессознательного.

Р. Ассаджиоли (отчасти вслед за А. Адлером) считал творчество процессом восхождения личности к «идеальному Я», способом ее самораскрытия.

Психологи гуманистического направления (Г. Олпорт и А. Маслоу) считали, что первоначальный источник творчества – мотивация личностного роста, не подчиняющаяся гомеостатическому принципу удовольствия; по Маслоу – это потребность в самоактуализации, полной и свободной реализации своих способностей и жизненных возможностей. И так далее .

Ряд исследователей полагают, что для творчества необходима мотивация достижений, другие считают, что она блокирует творческий процесс. А. М. Матюшкин на основе эмпирических данных делает вывод о преобладании в нашей стране среди творческих работников не мотивации роста (познавательной и самоактуализации), а мотивации достижений.

Правда, возникает вопрос, а являются ли «творческие работники» бывшего СССР действительно творческими?

Однако большинство авторов все же убеждены в том, что наличие всякой мотивации и личностной увлеченности является главным признаком творческой личности. К этому часто приплюсовывают такие особенности, как независимость и убежденность. Независимость, ориентация на личные ценности, а не на внешние оценки, пожалуй, может считаться главным личностным качеством креатива.

Творческим людям присущи следующие личностные черты:

1) независимость – личностные стандарты важнее стандартов группы, неконформность оценок и суждений;

2) открытость ума – готовность поверить своим и чужим фантазиям, восприимчивость к новому и необычному;

3) высокая толерантность к неопределенным и неразрешимым ситуациям, конструктивная активность в этих ситуациях;

4) развитое эстетическое чувство, стремление к красоте .

Часто в этом ряду упоминают особенности «Я»-концепции, которая характеризуется уверенностью в своих способностях и силой характера, и смешанные черты женственности и мужественности в поведении (их отмечают не только психоаналитики, но и генетики).

Наиболее противоречивы данные о психической эмоциональной уравновешенности. Хотя гуманистические психологи «во весь голос» утверждают, что творческие люди характеризуются эмоциональной и социальной зрелостью, высокой адаптивностью, уравновешенностью, оптимизмом и т. п., но большинство экспериментальных результатов противоречит этому.

Согласно приведенной выше модели творческого процесса, креативы должны быть склонны к психофизиологическому истощению в ходе творческой активности, так как творческая мотивация работает по механизму положительной обратной связи, а рациональный контроль эмоционального состояния при творческом процессе ослаблен. Следовательно, единственный ограничитель творчества – истощение психофизиологических ресурсов (ресурсов бессознательного), что неизбежно приводит к крайним эмоциональным состояниям.

Исследования показали, что одаренные дети, чьи реальные достижения ниже их возможностей, переживают серьезные проблемы в личностной и эмоциональной сфере, а также в сфере межличностных отношений . То же относится и к детям с IQ выше 180 баллов.

Аналогичные выводы о высокой тревожности и плохой адаптированности творческих людей к социальной среде приводятся в ряде других исследований. Такой специалист, как Ф. Баррон, утверждает, что, для того чтобы быть творческим, надо быть немного невротиком; следовательно, эмоциональные нарушения, искажающие «нормальное» видение мира, создают предпосылки для нового подхода к действительности . На мой взгляд, здесь перепутаны причины и следствия, нейротичность есть побочный результат творческой активности.

Если связь нейротизма и креативности обнаружена во многих исследованиях, то по отношению к такой базовой характеристике темперамента (в большей мере зависящей от генотипа), как экстраверсия, однозначный вывод сделать трудно.

Однако в исследовании А. М. Петрайтите , проведенном в 1981 году на мужчинах и женщинах 20-35 лет, выявлены положительные корреляции между креативностью, социальной экстраверсией и интроверсией. Причем для тестирования креативности использовались субтесты теста Э. П. Торренса («Употребление предметов», «Незаконченные рисунки», «Невероятное событие»), а перцептивная интроверсия выявлялась посредством теста Роршаха: преобладание кинестетических ответов над цветовыми характерно для интровертов.

Независимость от группы в сочетании с собственным видением мира, оригинальным «бесконтрольным» мышлением и поведением вызывает негативную реакцию социальной микросреды, как правило, ратующей за соблюдение традиций.

Сама творческая активность, связанная с изменением состояния сознания, психическим перенапряжением и истощением, вызывает нарушения психической регуляции и поведения.

Талант, креативность – это не только большой дар, но и большое наказание.

Приведем результаты еще нескольких исследований, целью которых было выявление личностных особенностей творческих людей.

Наиболее часто в научной литературе упоминаются такие черты творческих личностей, как независимость в суждениях, самоуважение, предпочтение сложных задач, развитое чувство прекрасного, склонность к риску, внутренняя мотивация, стремление к порядку.

К. Тейлор в результате многолетних исследований творчески одаренных детей пришел к выводу, что, на взгляд окружающих, они излишне независимы в суждениях, у них нет почтения к условностям и авторитетам, чрезвычайно развито чувство юмора и умение найти смешное в необычных ситуациях, они менее озабочены порядком и организацией работы, у них более темпераментная натура.

Одно из наиболее основательных исследований по выявлению личностных черт творческих людей было проведено под руководством К. Тейлора и Р. Б. Кэттелла. Оно было посвящено изучению сходств и различий креативного поведения в науке, искусстве и практической деятельности.

В качестве основной диагностической методики авторы использовали известный специалистам опросник 16 PF Кэттелла.

В одной из серий исследования сравнивались профили личностных черт известных ученых и инженеров (36 человек), музыкантов (21 человек), художников и обычных студентов последних курсов университетов (42 человека). Авторы не обнаружили никаких значимых различий между учеными и художниками по предложенному ими комбинированному индексу креативности. Однако удалось выявить значимые различия между этими группами по отдельным шкалам 16 PF.

Профили обеих групп творческих личностей значимо отличались от профиля группы студентов.

Из чего складывался «индекс креативности»? Было высказано предположение, что креативное поведение описывается двухфакторной структурой (результат вторичной факторизации чисел 16PF на выборке креативов). Креативы, по сравнению с некреативами, являются более отстраненными или сдержанными (А-), они более интеллектуальны и способны к абстрактному мышлению (В+), склонны к лидерству (Ет), более серьезны (F-), являются более практичными или свободно трактующими правила (G-), более социально смелы (Н+), более чувствительны (J+), обладают очень богатым воображением (М+), они либеральны и открыты опыту (Q1+) и самодостаточны (Q2).

В более поздних исследованиях Гетцельна выявились различия между деятелями искусства и учеными по шкалам 16PF: у первых было более развитое вображение (фактор М), и они имели низкие баллы по фактору G.

Для исследования личностной составляющей креативности был разработан тест-опросник «Что вы за личность?» (WKPY – «What kind of person are you?»). Результаты заполнения этого теста коррелировали с данными, получеными с помощью 16PF. При исследовании 100 художественно одаренных студентов было выявлено 5 значимых факторов, коррелирующих с индексом креативности по WKPY: Ql(+); E(+); Q2(+); J(+); G(-).

Практически все исследователи отмечают существенные различия психологических портретов ученых и деятелей искусств. Р. Сноу отмечает большой прагматизм ученых и склонность к эмоциональным формам самовыражения у литераторов. Ученые и инженеры более сдержанны, менее социально смелы, более тактичны и менее чувствительны, чем деятели искусства.

Эти данные и легли в основу предположения, что креативное поведение можно расположить в пространстве двух факторов. Первый фактор включает изобразительное искусство, науку, инженерию, бизнес, видео– и фотодизайн. Второй фактор включает музыку, литературу и дизайн одежды.

Двухфакторная модель креативного поведения проверялась во множестве исследований. Выявлено, что факторы не являются ортогональными: r = 0,41.

В одном из исследований на выборке 590 человек проверялась модель, предложенная К. Тейлором: он выделил 8 областей проявления креативности. Использовался опросник ASAS («Artistic and Scientific activities survey»). Он предназначен для выявления различий между новичками и профессионалами и призван охватить разнообразные сферы проявления творческой активности: 1) искусство, 2) музыку, 3) театр, 4) науку и инженерию, 5) литературу, 6) бизнес, 7) дизайн одежды, 8) видео– и фотодизайн. Результаты, полученные с помощью AS AS, коррелируют с показателями тестов креативности по Торренсу. Шкалы считаются консистентными (а Кронбаха от 0,8 до 0,68), общая согласованность – 0,69 .

В результате эмпирического исследования вновь выявлены два фактора креативного поведения. В первый фактор вошли изобразительное искусство, видео-и фотодизайн, музыка, литература, дизайн одежды, театр. Во второй фактор объединились наука, инженерия и бизнес. Причем корреляция между факторами равна 0,32.

Следовательно, существует четкое разделение личностных проявлений творческого поведения в искусстве и науке. Кроме того, деятельность бизнесмена более сходна с деятельностью ученого (по своим творческим проявлениям), потом с деятельностью художника, артиста, литератора и т. д.

Не менее важен и другой вывод: личностные проявления креативности распространяются на многие области человеческой активности. Как правило, творческая продуктивность в одной основной для личности области сопровождается продуктивностью в других областях.

Главное же в том, что ученые и бизнесмены в среднем лучше контролируют свое поведение и менее эмоциональны и чувствительны, чем деятели искусства.

Остановимся и сделаем некоторые выводы.

Можно рассмотреть приведенные выше результаты исследований с точки зрения отношений уровня интеллекта и креативности у конкретной личности.

В том случае, когда высокий интеллект сочетается с высоким уровнем креативности, творческий человек чаще всего хорошо адаптирован к среде, активен, эмоционально уравновешен, независим и пр. Наоборот, при сочетании креативности с невысоким интеллектом человек чаще всего невротичен, тревожен, плохо адаптирован к требованиям социального окружения. Сочетание интеллекта и креативности предрасполагает к выбору разных сфер социальной активности.

По крайней мере, заметно, что различные исследователи, приписывая совершенно противоположные черты творческим личностям, имеют дело с различными типами людей (по классификации Когана и Воллаха) и переносят выводы, справедливые для одного типа, на всю совокупность творческих людей прошлого, настоящего и будущего.

Являются ли творческие люди с высоким уровнем интеллекта настолько уравновешенными, адаптивными и самореализующимися, как это кажется некоторым исследователям?

Возможно, борьба двух одинаково сильных начал: сознательного (интеллектуального, рефлексивного) и бессознательного, (творческого) – переносится из экзопсихического плана в эндопсихический (иначе – интрапсихический):

С кем протекли его боренья?

С самим собой, с самим собой…

Возможно, эта борьба и предопределяет особенности творческого пути: победа бессознательного начала означает торжество творчества и смерть.

Творчество конечно во времени. Результаты десятков исследований, посвященных анализу биографий ученых, композиторов, писателей, художников, свидетельствуют о том, что пик творческой активности человека приходится на период с 30 до 42-45 лет.

Особое внимание проблеме жизни творческого человека уделил в своей книге «Возвращенная молодость» великий русский писатель М. Зощенко. Воспользуемся результатами его труда в дальнейшем изложении .

М. Зощенко делит всех творцов на две категории: 1) проживших недолгую, но эмоционально насыщенную жизнь и умерших до 45 лет и 2) «долгожителей».

Воистину: «Задержимся на цифре 37», – как пел В. Высоцкий, жизнь которого остановилась на второй роковой дате – 42 года, как и жизни А. Миронова, Дж. Дассена, А. Богатырева и других.

Почти все перечисленные композиторы, писатели, поэты, художники – принадлежат к «эмоциональному типу», может быть, за исключением российских критиков – Добролюбова и Белинского. Зощенко ставит однозначный диагноз: их преждевременная смерть наступила от неумелого обращения с собой. Он пишет: «Даже смерть от эпидемического заболевания (Моцарта, Рафаэля и др.) не доказывает его случайности. Здоровый, нормальный организм оказал бы устойчивое сопротивление для того, чтобы одержать победу над болезнью» .

Зощенко разбирает ряд случаев гибели и самоубийств поэтов и приходит к выводу, что в каждом случае имело место следствие переутомления от творческого процесса, неврастения и тяжелая жизнь. В частности, он указывает, что А. С. Пушкин за последние 1,5 года своей жизни сделал 3 вызова на дуэли: «настроение искало объект». По мнению Зощенко, здоровье поэта с 1833 года изменилось очень резко, поэт был крайне утомлен и сам искал смерти. Трагедия постоянной творческой активности – главная причина смерти Маяковского. По его собственным словам, в конце жизни голова его постоянно работала, усилилась разбитость, появились головные боли и т. д.

Творчество конечно во времени. Жизнь многих творцов продолжается и после того, как творческий источник иссякает. И Зощенко приводит еще один «мартиролог», список «мертвецов при жизни», разумеется – творческих мертвецов. Глинка, Шуман, Фонвизин, Дэви, Либих, Буало, Томас Мур, Вордсворт, Кольридж, прожив долго, перестали творить еще в молодые годы. Творческий период, как правило, завершается длительным упадком сил и депрессией. Это касается как поэтов, так и ученых. Великий химик Либих к 30 годам испытал полный упадок сил, а в 40 лет окончил работу, как и Дэви (жил до 53 лет, творческую активность окончил в 33 года). Аналогично: поэты Кольдридж в 30 лет оставил поэзию по болезни, Вордсворт окончил творческую деятельность к 40 годам и так далее. Депрессия в 37 лет поразила Глинку, Фонвизина, Леонида Андреева.

Циклы творческой активности имеют глубокую психофизиологическую причину. И. Я. Перна, проанализировав биографии нескольких сот ученых, пришел к выводу, что пик творческой активности, определенный по датам опубликования важнейших трудов, свершений, открытий и изобретений, приходится на 39 лет. После этой даты следует либо медленный, либо очень быстрый, «обвальный», спад творческой активности.

Возможно ли сочетание долгой жизни и творческого долголетия? По мнению Зощенко, и с ним трудно не согласиться, те люди, у которых творческая активность сочетается с высоким уровнем интеллекта, рефлексии и саморегуляции, живут долго и продуктивно потому, что их жизнь подчинена ими же созданному строгому распорядку. Рецепт творческого долголетия – точность, порядок и организация. Для того чтобы максимально продлить творческую активность (нерегламентированную по своей природе), нужно максимально регламентировать жизнедеятельность.

Другой автор, польский литературовед Я. Парандовский приходит к аналогичному выводу, анализируя жизнь творческих людей. Хотя творчество основывается на вдохновении и ведет к непрерывной («взахлеб») работе (Лейбниц не вставал из-за стола по несколько суток, Ньютон и Ландау забывали обедать и т. д.), но с годами приходят регулярность и дисциплина занятий, и творчество превращается в труд. Однако никто из творцов с регулярной деятельности не начинает. Может быть, парадокс ранней смерти многих творцов и заключается в отсутствии психологических предпосылок для саморегуляции. С годами творческие и жизненные силы иссякают и для их восстановления и сохранения требуются внешние (регламент) и внутренние (саморегуляция) усилия.

Мысль, а точнее – высокий интеллект, продлевает жизнь. Если жизнь не прерывает война или концлагерь.

Эмпирическая психология также не осталась в стороне от этой проблемы. Продуктивность научного творчества стала предметом исследования не так давно. По мнению многих авторов, начало наукометрического подхода к проблеме возрастной динамики творчества связано с работами Г. Лемана.

В монографии «Возраст и достижения» (1953) он опубликовал результаты анализа сотен биографий не только политиков, писателей, поэтов и художников, но и математиков, химиков, философов и других ученых.

Динамика достижений представителей точных и естественных наук такова: 1) подъем от 20 до 30 лет; 2) пик продуктивности в 30-35 лет; 3) спад к 45 годам (50% от первоначальной продуктивности); 4) к 60 годам утрата творческих способностей. Качественное снижение продуктивности предшествует количественному спаду. И чем более ценен вклад творческой личности, тем выше вероятность, что творческий пик пришелся на молодой возраст. Выводы Лемана о значимости вклада личности в культуру базировались на подсчете числа строк, посвященных им в энциклопедиях и словарях . Позже Е. Клег анализировал словарь-справочник «Американцы в науке» и пришел к выводу, что спад творческой продуктивности у наиболее выдающихся ученых начинает наблюдаться не раньше 60 лет.

Среди российских ученых впервые (задолго до работ Лемана) к проблеме возрастной динамики творчества обратился И. Я. Перна. В 1925 году он опубликовал работу «Ритмы жизни и творчества». По данным Перна, пик творческого развития приходится на 35-40 лет, именно в это время крупный ученый публикует обычно свою первую работу (средний возраст – 39 лет). Наиболее рано пик творческих достижений наблюдается у математиков (25-30 лет), затем идут физики-теоретики и химики (25-35 лет), затем – представители других естественных наук и физики-экспериментаторы (35-40 лет), позже всех пик творчества наблюдается у гуманитариев и философов. За пиком следует неминуемый спад, хотя при этом чередуются взлеты и падения продуктивности .

Одно из последних исследований возрастной динамики творческой продуктивности ученых провели Л. А. Руткевич и Е. Ф. Рыбалко . Они основывались на анализе биографий и творческих достижений ученых. Были выделены две группы: в группу А вошли 372 самых знаменитых, по мнению авторов исследования, ученых и деятелей искусства; в группу В – 419 известных, но не столь знаменитых представителей «творческих профессий».

В группе А спад творческой активности наблюдался редко, а в группе В он наблюдался во всех профессиональных группах (особенно – в группе представителей точных наук). Представители группы А дольше учатся, чем представители группы В, но и период наивысшей творческой продуктивности у них значительно продолжительнее. И вместе с тем наиболее выдающиеся люди раньше начинают творческую деятельность, чем менее выдающиеся.

Многие авторы считают, что существуют два типа творческой продуктивности в течение жизни: первый приходится на 25-40 лет (в зависимости от сферы деятельности), а второй наблюдается в конце четвертого десятилетия жизни с последующим спадом после 65 лет.

У наиболее выдающихся деятелей науки и искусства не наблюдается и установленный во многих исследованиях типичный спад творческой активности перед смертью.

Творческую продуктивность проявляют до глубокой старости люди, сохранившие свободомыслие, независимость взглядов, то есть качества, присущие юности. Кроме того, творческие личности сохраняют высокую критичность по отношению к своим трудам. В структуре их способностей оптимально сочетаются способность к творчеству с рефлективным интеллектом.

Подведем итоги. Особенности взаимодействия сознания и бессознательного, а в наших терминах – субъекта сознательной деятельности и бессознательного творческого субъекта – определяют типологию творческих личностей и особенности их жизненного пути.

Доминирование креативности над рефлективным интеллектом может привести к творческому спаду и сокращению времени жизни. Время дороже денег, поскольку его дается человеку в обрез.

Следующая глава >>

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком на Litres.ru

Рубрики: Сонник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *