На дворе поздняя осень с её серостью, сыростью и промозглостью, мы в ожидании холодов и снегопадов. Но в памяти живёт лето, деревенское лето: с его буйным разнотравьем, звенящими зноями и внезапными оглушающе-сокрушительными грозами, вкусом парного молока и тёплого хлеба, весёлым цвирканьем стрижей и умиротворённым стрёкотом кузнечиков, теплом старого бревенчатого дома, ароматом кисло-сладких яблок, треском берёзовых полешек в гудящем огненном зеве печки, щедрыми росами, невесомыми клубами тумана над остывающей речкой, шуршаньем падающих на пол опилок из-под рубанка в натруженных руках деда, гроздьями мириады звёзд бездонного купола неба…Звуки, запахи впечатались в память, даже кожа помнит прикосновения ветра и ласковость солнца. И хочется поделиться этими мгновениями беспричинной радости с людьми. Хотя почему беспричинной?! Просто было очень хорошо и замечательно. Благодать. И для счастья оказалось так мало нужно!

ТИА предлагает читателям погрузиться хотя бы на мгновение в невозвратно ушедшее лето, посмотрев потрясающие снимки Александра Орлова, хотя и сделаны они стареньким Кэноном, у которого уже барахлит вспышка. Саша вместе с мамой и дедушкой отдыхал в деревне Высока Бежецкого района. Туда семья приезжает из Москвы каждый год.

«Есть день. Он дан мне словно край,
Я в нём хозяин, пахарь, мастер,
Потерянный и обретённый рай,
Всё в нём, и нет иного счастья».

Сергей Орлов.

«Деревня наша вымирающая, зимой там жилых домов пять, не больше. А летом народу много, в основном дачники из Твери, Рыбинска, Питера, и мы из Москвы. Все дачники -родственники или потомки коренных жителей. И мы тоже. Это дом дедушкиной двоюродной сестры. Когда-то в 80-е дедушка с моей юной мамой купили его за символические деньги в очень плачевном состоянии, потому что все хозяева давно уже жили в Бежецке.

Приезжаем мы в деревню каждый год летом на месяц: мама, дедушка и я. Я за всю свою жизнь ни одного лета не пропустил. Когда я был дошкольником и бабушка ещё была жива, жили всё лето. Родные, любимые, дорогие места. Уже в январе начинает туда тянуть.

Дом очень старый, маленький пятистенок XIX века, бывший амбар. Его поставили на этом место где-то в 30-е годы взамен сгоревшего огромного дома на подклети. В доме есть русская печка, на ней даже можно готовить, очень много старой милой рухляди, а стены в конце 80-х мама оклеила картинками из советских журналов, потому что было не достать обоев.

В деревне много интересного, но особенно запоминаются, конечно, животные. То орёл у нас прямо из-под ног выпорхнул, то ласка через дорогу бегает, то куропатка с куропатятами встретится. Про такую обыденность, как цапли, ежи, птицы всякие я уж и не говорю.

Запахов там море, они все очень густые, насыщенные. Мы чаще всего приезжаем в середине июня, а в это время всё напоено запахом цветущих лугов, потом зацветает повсюду жасмин, потом липа. А в этом году всё запоздало, и так сирени отовсюду нанюхались!

Я очень люблю закаты. Мы всегда идём гулять на закате по пустынной дороге. И тут — самые любимые вечерние звуки: дергачи, кулики, жабы, кузнечики.

«Самое тихое время суток,
Кажется, в мире даже дорог нет.
Воздух, как спящий ребёнок чуток,
Ладонью ударь — и он сразу вздрогнет».

В деревне у нас — полная свобода! Очень много гуляем, иногда почти целый день бродим: бывает, по 15-17 километров нахаживаем. Места там удивительной красоты — северная лесостепь. Ещё много читаем.

Готовит мама просто и вкусно из самых обычных продуктов. Обязательно берём парное молоко, но это больше для дедушки. Только сейчас в деревне не осталось коров, и я раз в два дня хожу в ближайшее село, в Сулежский Борок.

Я в деревне помогаю дедушке на грубых подготовительных работах по резьбе по дереву. Ему 95 лет, его зовут Александр Фёдорович Афанасьев. Дедушка у меня резчик, и в Высоке всегда начинает новую раму, например. Кстати, дом тоже каждый год требует какого-нибудь ремонта, он же очень старый.

Уезжаем мы каждый раз с удовольствием, потому что успеваем соскучиться по папе. И по Москве тоже начинаю скучать. Но всё равно кажется, что маловато побыли. Я и Высоку люблю, и Москву люблю. Всё это — и отъезд, и приезд — связано с очень трогательными ощущениями.

«Светила пламенного лик,
Высоких трав благоуханье,
Что мудрость всех великих книг
Перед страницей мирозданья?»
Сергей Орлов.

Автор фото — Александр Орлов

Рубрики: Сонник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *