Как машинное обучение и большие данные помогают психологам изучать поведение людей, возможно ли предсказать депрессию по постам в соцсетях и что такое социальный почерк?
«Бумага» поговорила с сотрудницей Лаборатории интернет-исследований ВШЭ Ларисой Марарицей. Она выступила 31 октября на Science Slam с лекцией «Социальный почерк: цифровые данные и вычислительная психология».
Science Slam — битва ученых, которую проводит «Бумага». Партнер мероприятия — «Газпром нефть».

Лариса Марарица

Кандидат психологических наук

Что такое цифровая психология и как изучают поведение людей в соцсетях

— Социальная психология (изучает закономерности поведения и деятельности людей в социальных группах, а также психологические характеристики самих групп — прим. «Бумаги») существует более 100 лет. Но только сейчас для нас открывается возможность использовать объективные данные в исследованиях.

Ученым важны объективные данные, но получить их можно не всегда. Прямые опросы, анкетирование, опросники, тесты, наблюдение и эксперименты дают по большей части субъективные данные: люди знают, что их изучают, исследователь тоже субъективен — и получаются искаженные ответы.

С помощью анализа больших, динамических, объективных данных о поведении человека можно получить более точную информацию: мы изучаем, как человек ведет себя в обычной жизни — и какие именно действия он совершает в привычной обстановке. Эти данные хранятся как записи его действий в цифровой среде и того контента, который он создает. В этом случае мы можем проанализировать не 100–200 человек на протяжении года, а сотни тысяч и миллионы людей, информация о которых собирается за несколько лет. Всё это — вычислительная психология.

С помощью больших данных психологи могут исследовать всё, что угодно. Начиная от того, как люди друг на друга влияют, как коммуницируют, заканчивая тем, как они думают и что чувствуют в определенных ситуациях и так далее. Научное исследование предполагает согласие респондента на участие, хотя есть исследования и на открытых, публичных данных. Однако получив согласие на доступ к соцсетям, смартфонам и другому цифровому пространству, мы можем собирать оттуда данные об их действиях, интересах, круге знакомых и многом другом. Мы можем провести исследование с контролем факторов или дополнить цифровые данные привычными для психологии инструментами, такими как опросники.

При этом даже в вычислительной психологии нужны субъективные данные. В отличие от политологов и социологов, нам важно получать не только пассивную информацию. Например, мы спрашиваем, насколько людям близок человек, с которым они переписываются в соцсети. Это помогает лучше проверить гипотезу в нашей сфере.

Сейчас психологам редко удается отследить цифровой след человека (то, что можно узнать о наших действиях из интернета и баз данных, цифровых сервисов, логов смартфона). Эти данные очень трудно раздобыть внутри академической среды, обычно их много у крупных компаний, которые не стремятся делиться этой информацией. Еще хуже то, что их редко можно сделать открытыми и доступными для других исследователей.

Почему цифровая психология не доступна всем ученым

— Разговор о больших данных в психологии начался около 10 лет назад. В настоящее время мало исследователей занимаются вычислительной психологией, так как это достаточно сложно и дорого: нужен междисциплинарный коллектив с дата-саентистом, лаборатория и средства, доступ к данным, к тому же это дорого. Паранойя вокруг цифровых данных делает их еще более закрытыми, они все чаще оказываются доступными только компаниям и сервисам.

Я разделяю два направления исследований в вычислительной психологии, которые опираются на появление большого количества данных.

Первая линия исследований использует технологии машинного обучения и классические модели описания личности. Это направление дает возможность использовать психологию шире, в прикладных решениях, например, для персонализации. Второе направление использует большие данные и предлагает учитывать характер новых данных и использовать априорные модели для решения фундаментальных вопросов, которые не существовали ранее.

Один из результатов исследования в сфере вычислительной психологии — социальный почерк человека. Это паттерн внимания человека к своим друзьям и знакомым. Внимание измеряется в минутах разговора или переданных символах, а человек описывается тем, как много внимания он уделяет близким и едва знакомым людям. Оказывается, что распределение этого внимания устойчиво, даже если меняются контакты человека, уходят старые и приходят новые друзья.

Что такое социальный почерк и что он может рассказать о пользователе

— В 2012 году вышла работа Данбара с коллегами, которая предлагала интересную модель на стыке антропологии и эволюционной психологии. Эта модель базировалась на том, что у людей есть два ограничения: число Данбара, согласно которому он может общаться лишь со 150–230 людьми, и то, что человек неравномерно распределяет свое внимание. Эти две идеи стали основой модели функциональных слоев в социальном окружении человека.

Согласно этой модели, всё окружение человека делится на несколько слоев, отличающихся по силе связи. Есть близкие люди и те, к кому человек не испытывает сильной эмоциональной привязки: например, общается раз в год. Разделение на слои можно проанализировать с помощью больших данных: вероятно, с близкими мы будем больше общаться по телефону по сравнению с теми, с кем у нас слабая социальная связь.

В практическом плане знание о социальном почерке дает возможность предсказать, например, время, когда человек уволится — в таком случае возникает резкое уменьшение коммуникаций с людьми внутри компании, потому что появляются новые связи. Это происходит потому, что у каждого человека есть коммуникативное ограничение (число Данбара). А если человек ищет другую работу, другую тусовку или так далее, часть его контактов меняется. Подтверждение этому феномену дали проведенные на Западе исследования, основанные на данных о переписке внутри компании, публичных комментариях в социальных сетях.

Уже существуют стартапы, которые предлагают аналитику, основанную на объеме коммуникаций людей для повышения эффективности работы организаций. Они собирают данные о коммуникации в своей компании, выстраивают коммуникативные сети и анализируют положение людей в этой сети, направление коммуникаций и так далее. Они делают невидимое общение людей видимым и анализируют его, надеясь раскрыть секреты эффективных команд.

Как цифровая психология изучает влияние смартфона на общение и можно ли в соцсетях определить депрессию

— Цель науки — знания. Мы все изучаем то, что может вообще не пригодиться, а может через 10 лет стать основой прикладной области. Мы не всегда понимаем последствия исследования и значимость тех открытий, которые мы делаем. Однако часто они становятся применимы.

Так, вычислительная психология изучает в том числе digital mental health: как социальные сети влияют на общение, как смартфоны влияют на наше внимание и так далее. Все эти исследования стали возможны благодаря объективным данным. Человек может думать, что за день провел полчаса в смартфоне, а на самом деле три — и это происходит не только потому, что люди любят приукрашивать свои ответы, но и из-за того, что он сам может чего-то не замечать или не помнить.

При этом в вычислительной психологии очень важно знать заранее, что ищешь. Если мы не знаем, что искать, то это будет то, что дата-саентисты называют «кладбищем данных». Скорее всего, не собирая данные в согласии с априорными идеями, гипотезами и соответствующим им дизайном, мы не найдем ничего стоящего или неслучайного.

Например, в прикладных исследованиях с использованием цифровых данных всё проще: если мы исследуем состояние депрессии, то ее также можно найти с помощью больших данных. Один из признаков депрессии — моторная заторможенность. Если в нормальном состоянии человек пользуется тачскрином с одной скоростью, то с депрессией у него будет уже другая моторика. Еще один фактор — то, что человек никуда не ходит. А мы это можем отследить по геолокации. Оба этих случаях будут цифровыми маркерами изменения состоянии, — а если их будет много, то стоит забить тревогу.

С какими этическими проблемами сталкивается цифровая психология

— При анализе больших данных существует много этических препон и трудностей, связанных с доступностью этой информации До сих пор идет дискуссия о границе между чувствительными и «обычными» данными.

Большие данные можно собирать по открытой информации, например той, которую человек выкладывает во «ВКонтакте». Но и здесь возникает проблема: вроде бы человек сам принял решение опубликовать эти данные для всех, но он не знал, для чего они будут использоваться и не давал разрешения на исследование.

Существуют коммерческие исследовательские инициативы внутри крупных компаний вроде «ВКонтакте» и Facebook. Ясно, что они собирают данные о пользователях, — но трудно понять, действительно ли человек дает согласие на то, что компания дальше будет с этими данными делать. А выбора нет: всё равно все мы пользуемся смартфонами, сетями, банковскими сервисами и так далее. Более того, существуют и прикладные исследования. Например, если вы играете в компьютерную игру — ваше поведение анализируется, и игра может подстраиваться под вас.

По большим данным можно опознать человека, даже если нет прямых идентификаторов. Это не только фотографии, но и, например, корпус текстов: исходя из нескольких текстов с вашим авторством, можно определить и привязать к вам текст, под которым не стоит фамилия.

При этом всё, что хорошо для этики, часто тормозит исследования и развитие. Чем больше мы ставим преград, тем труднее проходит наша работа. Мы, например, проводили исследования, используя информированное согласие подходящих нам людей: они отвечали на ряд вопросов и давали доступ к соцсетям, а мы объясняли им, какие данные будем оттуда собирать. Такие исследования проходят этическую комиссию и к ним в основном не возникает вопросов. Но те данные, которые мы собирали в этом исследовании, уже практически недоступны — возможность собрать их закрыта социальной сетью год назад.

Американские ученые предположили, что людям по всему миру придется соблюдать социальную дистанцию не один год, чтобы взять под контроль ситуацию с COVID-19. Специалисты отмечают: преждевременная отмена карантинных мер может спровоцировать еще большее ухудшение эпидемиологической обстановки. Разбираемся, как продолжительное дистанцирование способно повлиять на поведение людей в обществе по окончании пандемии.

Социальное одиночество

Фото: Москва 24/Никита Симонов

Ученые из Гарвардского университета опубликовали статью, в которой говорится, что меры социального дистанцирования в том или ином виде придется соблюдать еще два года. Такой вывод специалисты сделали на основе компьютерного моделирования пандемии.
Исследователи отмечают, что есть несколько путей развития ситуации. Согласно первому, строгое соблюдение ограничительных мер вместе с усиленным эпидемиологическим контролем может искоренить коронавирус. Так произошло в 2003 году с вирусом SARS-CoV-1, который спровоцировал вспышку атипичной пневмонии.
Еще одна модель выглядит следующим образом: после 20 недель самоизоляции происходит очередная вспышка заболеваемости. Ученые объясняют этот феномен тем, что карантинные меры могут оказаться слишком эффективными, из-за чего у населения просто не выработается иммунитет.
К сожалению, авторы статьи считают первый сценарий менее вероятным в нынешних обстоятельствах с учетом количества заболевших COVID-19. Они больше склоняются к мнению, что коронавирусная инфекция останется с нами надолго и станет сезонным заболеванием. В материале уточняется: если коронавирус лучше всего передается в холодное время года, то сдвиг заболеваемости на осень только усугубит нагрузку на больницы. Для предотвращения этого, страны, по словам исследователей, будут вынуждены периодически вводить меры социального дистанцирования вплоть до 2022 года. За это время пропускная способность медучреждений, вероятно, увеличится. Или же ученым удастся разработать вакцину и эффективные методы борьбы с COVID-19.

Пандемия изменит привычки?

Фото: Москва 24/Антон Великжанин

Психолог Юлия Макарова в беседе с Москвой 24 рассказала, что пандемия коронавируса, вероятно, скорректирует социальное взаимодействие между людьми.
«Мы пройдем через тревоги, страхи. Наше психологическое состояние со временем улучшится, но выводы мы наверняка сделаем, как-то наша действительность изменится однозначно, именно в части привычек», – сказала эксперт
По словам Макаровой, в обновленном мире экстравертам жить будет чуть сложнее, чем раньше, поскольку для них важно общение с огромным количеством людей, постоянные тактильные контакты – поцелуи при встрече, объятия. Эксперт подчеркнула, что, скорее всего, россияне начнут куда больше уважать личное пространство других. «В России это было бы неплохо, потому что люди за границей, например, так давно живут. Это пойдет только на пользу в российской действительности», – заключила Макарова.
В свою очередь, социолог Степан Гончаров в разговоре с Москвой 24 подчеркнул, что принятые меры социального дистанцирования на данный момент воспринимаются и соблюдаются людьми, потому что в сложившейся ситуации это необходимо.

«Если люди будут видеть, что такая необходимость есть и при нарушении дистанцирования последуют штрафы, то это, конечно, воспитает новые правила взаимодействия. Но это все-таки маловероятно», – объяснил он. Он добавил, что привычные правила общения складывались тысячелетиями и за год-два искоренить их не получится. «Ритуалы рукопожатия, объятия при встрече для всех нас привычны с детства», – заключил собеседник Москвы 24.
По данным ВОЗ на 16 апреля, в мире было выявлено более 1,9 миллиона случаев заражения коронавирусом. Жертвами инфекции стали не менее 130 тысяч человек. В пятерку самых зараженных стран входят США, Испания, Италия, Германия и Франция.
В России за сутки зафиксировали 3 448 новых случаев заболевания COVID-19. За все время пандемии число пациентов в стране с подтвержденным диагнозом составило 27 938 тысяч. Из них 2 304 удалось справиться с болезнью, при этом 232 человека умерли.
Соболева Илона

Каждый человек сам определяет, когда и что ему есть. Чаще всего это происходит спонтанно и практически неосознанно. Индивидуальные предпочтения при выборе конкретных блюд и продуктов питания, количество и частота приемов пищи могут иметь социальные, физиологические и психологические причины. В современной науке существуют даже отдельные области, направленные на изучение механизмов, которые управляют пищевым поведением человека.

Человеческий организм является результатом длительной эволюции, а его выживание в окружающей среде зависит от множества факторов. В конце двадцатого века был даже открыт особый ген, неправильное действие которого приводит к развитию у человека ожирения. Каждый орган или клетка в организме обладают определенной системой химических и/или электрических сигналов, которые позволяют им взаимодействовать между собой в рамках всего организма для того, чтобы он выживал и развивался.

Мозг человека требует энергии и различных питательных веществ для нормального функционирования. Телу необходимо поддерживать постоянную температуру, что достигается совокупностью метаболических процессов, которые основаны на координации совместной деятельности между жировыми клетками, печенью, мышцами, мозгом, желудком и всем пищеварительным трактом. Подобное взаимодействие происходит при помощи конкретных молекулярных соединений, называемых ферментами. Многие сигналы в организме проходят также по нервным путям. Растяжение желудка можно считать механическим стимулом, который через сеть нейронов сообщает мозгу о том, что прием пищи уже можно прекратить. Чувство голода дает человеку возможность регулировать режим питания и контролировать вес тела на протяжении длительного времени. Известный эндокринолог Джудит Корнер из Колумбийского Университета в Нью-Йорке считает, что все аналогичные сигналы в организме можно разделить на краткосрочные, среднесрочные и долгосрочные.

Краткосрочные сигналы обычно передаются в начале и при завершении приема пищи. В желудке вырабатывается гормон грелин, который извещает головной мозг о том, что пора есть. Когда пища покидает желудок и проходит через тонкий кишечник, то другой гормон, который называется холецистокинином, передает информацию об окончании приема пищи и запускает процесс синтеза особых ферментов в желчном пузыре и поджелудочной железе.

Более долгосрочные сигналы обеспечиваются такими гормональными соединениями, как инсулин и лептин. Объем жира вокруг органов и под кожей контролируется экспрессией лептина, источником которого являются сами жировые клетки. Если жировые отложения уменьшаются, то человек теряет вес. В этом случае уровень лептина в организме падает, данная информация воспринимается мозгом и возникает чувство голода. Чем больше потеря веса, тем сильнее у человека возникает желание побольше поесть, чтобы восполнить запасы жира.
В ходе ряда исследований ученые выяснили, что диета с высоким содержанием жира, жареная и сильно рафинированная пища препятствуют правильному воздействию инсулина и лептина на головной мозг. Такое искажение управляющего сигнала стимулирует определенные рецепторы в мозге, что вызывает чрезмерный аппетит. Марихуана оказывает аналогичный эффект, поэтому любители этого натурального наркотика после его употребления чувствуют устойчивое желание съесть пару лишних бутербродов.

Как было отмечено выше, некоторые люди имеют генетическую предрасположенность к ожирению. Для противодействия накоплению избыточного веса разработаны различные технологии, включающие низкокалорийные диеты, специальные лекарственные препараты и многочисленные физиотерапевтические методики, занятия спортом, но не все желающие похудеть могут добиться ощутимых результатов по ряду физиологических и психологических причин. Поиск путей решения вопросов постоянного переедания и бесконтрольного увеличения веса продолжается во многих научных центрах мира.

Существует проблема, которую можно назвать противоположной склонности к ожирению.

Есть люди, испытывающие настолько непреодолимое желание постоянно «чистить» организм модными диетами или сделать свою фигуру «суперстройной» путем хронического недоедания, что это становится навязчивой идеей и приводит к тяжелым последствиям. Итогом подобного поведения является развитие анорексии и булимии, избавление от которых требует уже интенсивного вмешательства врачей.

Ученые сходятся во мнении, что ожирение, анорексия и булимия относятся к устойчивым психическим расстройствам. Патологические изменения в пищевом поведении человека могут быть вызваны хроническим алкоголизмом, наркоманией, длительными стрессовыми состояниями или социально-психологическими причинами (навязчивая реклама продуктов быстрого питания, модные диеты и желание выделиться среди окружающих).

В настоящее время множество научных работ проводится в области изучения микрофлоры желудочно-кишечного тракта человека. Уже достаточно известно о том, что микроорганизмы, живущие в человеческом организме, не только используют питательные вещества, извлекаемые из окружающих живых тканей и выделений, но и сами стимулируют процесс их синтеза для обеспечения своей жизнедеятельности. Последнее достигается путем выработки этими бактериями определенных сигналов, воздействующих на головной мозг. Таким образом происходит изменение метаболизма в организме, что приводит чаще всего к появлению у человека определенных пищевых пристрастий.

Данная статья основана на материалах периодического научного издания International Journal of Eating Disorder.

Зимин Юрий Витальевич
Разработчик медицинской электроники и интегрированных компьютерных систем

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна

Если вы заметили ошибку или опечатку в тексте, выделите ее курсором и нажмите Ctrl + Enter

Не понравилась статья? Напиши нам, почему, и мы постараемся сделать наши материалы лучше!

Рубрики: Сонник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *