С недавнего времени у меня появился новый источник дополнительного дохода. Я открыла свой маленький бизнес по продаже нижнего белья. Причем произошло это совершенно случайно и весьма необычно.

Однажды в ванной потек кран. Мужчины у меня нет, поэтому я попыталась устранить протечку самостоятельно, но из этого ничего не вышло. Тогда я позвонила в службу «Муж на час», пригласила мастера для починки крана. Мастер пообещал подойти в течение дня.

К его приходу я привела себя в порядок: надела симпатичное домашнее платье, сделала легкий макияж и уложила свои пышные каштановые волосы в незатейливую прическу. Разумеется, у меня и в мыслях не было превращать визит сантехника в сюжет банального немецкого фильма про любовь водопроводчика и домохозяйки, но ведь каждой женщине хочется произвести впечатление. Не так ли?

В самый последний момент я вспомнила, что на мне несвежие трусики. Обычно я меняю белье каждое утро, но в этот раз потекший кран очень расстроил меня. Я провозилась с ним почти до обеда и не успела переодеться. Метнувшись в ванную, я стянула кружевные трусики – слипы, темно синие, с маленьким аккуратным бантиком спереди и бросила их в корзину для белья. Трусики были еще влажными после носки. К тому же я нервничала из – за протечки крана и вспотела. На белой хлопковой ластовице отчетливо выделялось светлое пятнышко вязких прозрачных выделений. Белье пахло мной. Я всегда слежу за соблюдением гигиены, поэтому запах у меня свежий, чуть сладковатый. Он едва ощутимо заполнил ванную.

Едва я успела подмыться и надеть чистые трусики, на этот раз обычные белые, хлопковые – как в дверь позвонили.

Мастер оказался довольно симпатичным молодым мужчиной с очаровательной улыбкой и озорными голубыми глазами. Он деловито поправил синюю рабочую кепку, погремел сумкой с инструментом и без лишних церемоний направился прямиком в ванную.

Я немного постояла за его спиной, смотрела, как ловко он крутит гайки своими сильными руками. Потом, дабы не смущать и не мешать человеку работать, отправилась на кухню готовить чай. Если все сделает хорошо – угощу его ароматным чаем с домашним печеньем.

Чайник давно закипел, чай заварился, а из ванной не доносилось ни звука. Неужели поломка настолько серьезная? Я – то думала, прокладка потекла или открутилось что – нибудь. Странно. Я подошла к двери и тихонько заглянула в ванную. Увиденное повергло меня в самый настоящий шок!

Из крана больше не капало. Инструменты были сложены в сумку, а корзина для грязного белья открыта. Мужчина бережно сжимал в руках мои грязные синие трусики. Он гладил их пальцами, трогал еще влажное пятнышко. Знакомый аромат снова распространился в воздухе. Я застыла, возмущенная таким наглым поведением. Все внимание мастера было сосредоточено на моих смятых трусиках. Он поднес их к лицу, прижал, жадно с шумом втянул воздух носом и зажмурился от удовольствия. Потом он дотронулся до них кончиком языка. Провел по ластовице, словно смакуя редкое экзотическое блюдо. Его лицо выражало крайнюю степень блаженства.

Даже не знаю, что произошло, но вид этого мужчины, который с таким упоением трогал мое белье, очень возбудил меня. Я осторожно, чтобы не привлечь к себе внимание, прикрыла дверь. Оставила только маленькую щелочку, через которую продолжала наблюдать за этими таинственными манипуляциями. В животе что – то туго сжалось, и я почувствовала, как во мне растет и поднимается тугая волна жара. Я покраснела, мое дыхание тоже сделалось частым и глубоким.

Я была испугана и заинтригована одновременно. Зачем он это делает? Неужели ему настолько нравится нюхать мои ношенные трусы? Рука мужчины скользнула вниз, он расстегнул пуговицы синего форменного комбинезона и достал крепко стоящий, приличных размеров член. Я окончательно оторопела. Между ног застучали сладкие молоточки, в трусиках потеплело. Вот это да! Мне стало любопытно, что произойдет дальше?

Мастер неторопливо опустил мои трусики, намотал их на свой член и принялся медленно, с упоением дрочить. Я смотрела, как та часть трусиков, которая еще час назад терлась о мои мягкие розовые складочки, теперь скользит по его блестящей от обильной смазки бардовой головке. Движения его становились все быстрее, дыхание все глубже. Он резко отдернул трусики в сторону и выпустил в раковину порцию густой белой спермы. А потом еще и еще. Его трясло от наслаждения. Он продолжал выдавливать из себя тягучие капли, при этом снова уткнувшись носом в мое белье. Затем начал смывать следы преступления.

Я раздумывала: сделать вид, что я ничего не видела или возмутиться таким нахальным поведением? Ну а что? Мне, конечно, приятно, что мои трусики довели симпатичного мужчину до оргазма, но не таким же способом!

Я резко открыла дверь и широко распахнула глаза, в притворном удивлении уставившись на его и не думающий падать член. Мужчина замер от неожиданности, покраснел, но трусиков из руки не выпустил.

– Что здесь происходит?! – возмутилась я. – Потрудитесь объяснить!

Мастер спешно спрятал свое достоинство и бережно опустил трусики в корзину для белья.

– Пожалуйста. Я не хочу неприятностей.

– Тогда ответьте, что вы делаете с моим бельем? – уже мягче спросила я.

Мужчина увидел, что я настроена благодушно и не собираюсь устраивать скандал и начал оправдываться:

– Понимаете, это моя маленькая слабость. Как только я вижу красивую женщину, просто не могу устоять. А вы такая аппетитная. Я как только в ванную вошел, сразу почувствовал ваш аромат. Вы недавно переодевались?

Мои щеки вспыхнули от стыда. Как он догадался?

– Мне очень неловко, что так вышло, – продолжал мужчина. – Но я просто не смог сдержаться. Как увидел ваши трусики в корзине, сразу голову потерял.

– И часто вы воруете белье одиноких домохозяек? – с усмешкой спросила я.

– Вовсе нет, – смущенно признался мастер. – Только у самых красивых. Давайте сделаем вот что: в качестве компенсации за моральный ущерб, я не возьму плату за работу.

Я задумалась. Меня такой вариант вполне устраивал. Ничего плохого не произошло. Ну, расслабился человек – не велика беда. Мне не жалко. К тому же, мужчина мне, если быть откровенной до конца, понравился.

– Хорошо, – согласилась я. И на всякий случай, чтобы он не принял меня за легкомысленную доступную особу, добавила строгим голосом: – Так и быть, я не буду подавать на вас жалобу.

– Вот и замечательно! – обрадовался мастер. – В таком случае, разрешите откланяться.

Он подхватил сумку с инструментом и направился к выходу. Я даже не успела предложить ему чай, так стремительно он ушел.

Я покрутила кран, нигде не капало. Работа была выполнена, никаких претензий к мастеру у меня не было. И только вечером, затеяв стирку, я обнаружила, что моих синих трусиков в корзине нет. Я обшарила всю ванную, заглянула даже под коврик. Пропали.

– Вот шельмец! Утащил. И когда только успел? – подумала я. Ситуация с пропавшим бельем меня нисколько не расстроила, скорее позабавила. А еще я почувствовала прилив возбуждения, когда представила, что этот горе – сантехник сейчас вытворяет с моими ношеными трусиками.

Примерно через неделю мне позвонили. Я сразу узнала этот приятный, чуть запинающийся от волнения голос:

– Д – добрый день. Простите за беспокойство, я ремонтировал у вас кран и случайно прихватил ваши трусики. Представляете, какая неловкость? Я могу их вернуть?

– Разумеется. Даже не представляю, как это могло произойти, – рассмеялась я. – Может, расскажете подробнее?

– Непременно, – мужчина облегченно выдохнул, услышав мой непринужденный тон. – Если позволите – при личной встрече.

Я пригласила этого бельевого воришку на чашечку чая. Мне вернули пропажу и сделали самое необычное предложение в моей жизни:

– Я готов купить у вас еще одни трусики. Хорошо заплачу, но только с одним условием.

– С каким таким условием? – насторожилась я.

– Вы помастурбируете в них перед продажей.

Я задумалась. Все это было более чем странно, но предложенная сумма, равная моему дневному окладу, перевесила все сомнения. Я согласилась. Обрадованный мужчина – как выяснилось, его звали Илья – ушел, а я полезла на форумы. Узнавать, что за странный фетишист свалился на мою голову.

О, чего я только не прочитала! Эти люди так сочно и красочно описывали свое восхищение столь обыденной деталью женского гардероба. Выкладывали такие будоражащие фотографии, что я не заметила, как моя киска увлажнилась и начала гореть от желания. А когда я представила, что Илья будет делать с моими трусиками, тонкими, розовыми, с ажурными гипюровыми вставками по бокам – пальцы сами потянулись к твердому бугорку клитора и начали массировать его прямо через мягкий хлопок. Спустя несколько минут я испытала довольно мощный оргазм. Расслабленно откинувшись в кресле, плотно прижала ткань к складочкам между ног, насквозь пропитывая ее вытекающей из меня жидкостью. Потом сняла мокрые ароматные трусики, упаковала в полиэтиленовый пакет, чтобы сохранить их влажными. Чуть позже позвонила Илье и сообщила, что моя часть сделки выполнена.

Мужчина подъехал спустя полчаса. Я даже немного растерялась, вдруг он живет рядом и будет караулить меня на улице или, что еще хуже, расскажет об этом странном эпизоде моим знакомым? Но, похоже, его интересовал только пакет. Он быстро забрал его, отдал мне деньги, попрощался и ушел. Я некоторое время стояла в коридоре перед входной дверью, раздумывая. А что? Ничего криминального я не сделала, а лишняя копеечка никогда не помешает. Успокоив себя, я постаралась выкинуть это удивительное происшествие из головы и просто жить дальше.

Через две недели Илья позвонил снова. Он сказал, что еще никогда не получал такого наслаждения, как от моего белья и предложил выкупать трусики на постоянной основе. Я подумала, взвесила все «за» и «против» и дала согласие. Теперь у меня есть свой маленький, но очень нескромный секрет. Который приносит мне не только доход, но и необычное, но от этого не менее сладостное удовольствие.

Вот ещё помню, Леонид Ильич жив был (тоже, кстати, такими вещами
интересовался). И в то тоталитарное время всё население
поголовно носило трусы. Да и нельзя было не носить — многие
рассказывают, как переодетые сотрудники КГБ прямо на улице
проверяли у людей наличие трусов, не считаясь с возрастом и полом.
Или, там, придут люди на кладбище, а в канаве кагэбэшник
лежит и всем женщинам под юбку снизу смотрит – не нарушает ли
кто Тоталитарных Установлений? А как замечали какие отклонения
– сразу в Сибирь. Да, страшные времена были, теперь-то уж
можно всю правду рассказать.

Ну и в связи с этим потребность в трусах и вообще в нижнем белье
была большая. Мужчины постарше ходили в трусах типа «семейные»,
и вот они-то как раз ( в отличие от Джинсов) совершенно не к месту
Тёрлись. По неясным причинам за Фирму это не считалось и статуса
владельца никак не повышало. Из положительных свойств семейных
трусов можно отметить то, что они могли успешно
использоваться как в качестве нижнего белья, так и в качестве
современных шортов. То есть в такого рода одежде можно было запросто
выйти во двор пятиэтажки, не привлекая внимания тут же
сидящих на лавочках Блюстителей Нравственности (и даже вызывая их
негласное одобрение), а равно и бдительных спец. служб
(напротив того, хождение в Западных шортах было не безопасно –
смельчаки зачастую заканчивали жизнь в застенках КГБ).
Интересно, что в то время на пляже ходить в семейных трусах
считалось, тем не менее, неприличным. Для пляжа существовали т.н.
«плавки» — треугольной формы трусики, выполненные, как
правило, из отходов военного парашютостроения. Теперь, как мы все
знаем, ситуация поменялась диаметрально. Отметим также, что
лица помладше (к которым я имел счастье относится) носили
треугольной формы трухарики, вполне соответствующие
сегодняшним образцам.

Да, кроме того, мужчины носили майки – ныне почти исчезнувший
обычай. 70-е годы внесли коренной перелом во многие стороны
советской жизни, но едва ли не самым заметным стала революция в
женском нижнем белье. В это время на женщинах от тридцати ещё
можно было увидеть коренные советские женские трусы «с
начёсом», производимые, впрочем, как и теперь, в Китае фирмой
«Дружба». Трусы эти имели форму коротких штанишек, и
пространство внутри них герметично ограничивалось тремя жёсткими
резинками – одна сверху и две на ногах. Трусы были очень плотные,
сверху гладкие, а внутри имелся небольшой «начёс», каковая
конструкция придавала трусам исключительные теплоизолирующие
свойства. Если учесть, что такие трусы носились и в холода,
и в летний зной, то понятно, что после пары интимных встреч
с представителями прекрасного пола, приверженцами традиций
коренного советского нижнего белья на вооружение бралась
популярная в те года максима «не доверять, кому за тридцать».
Вспоминалось также Северянинское: «Что за воздух, что за
цвет, что за краса». Что касается цветов, то их было два —
нежно-розовый «нечаянная радость» и нежно-голубой «моя печаль
светла».

Молодым представительницам прекрасного пола такие трусы носить было
попросту невозможно, так как тогда в моде были мини, да не
такие, как сейчас «мини юбки», а прямо сказать — мини-платья,
свисавшие прямо от плечей на 3 — 5 сантиметров ниже
ягодичной складки. Вследствие конструктивных особенностей такого
рода платьев неприлично заголится в подобном одеянии было
очень легко, а вернее сказать, невозможно было этого избежать.
Так что современным молодым девушкам, чьи матери выговаривают
им за чересчур откровенную одежду, я бы просто
порекомендовал попросить маму набросать на бумажке, в каком именно
платье она познакомилась с папой. При достаточной
интеллектуальной честности все вопросы будут сняты.

Так вот, советские женские трусы с начёсом для носки под
мини-платьями не годились. В ответ на требования потребителя, советская
промышленность освоила женские трусы «молодежные», которые
действительно отличались минимализмом, представляя собой два
крепко сшитых хлопчатобумажных треугольника. Трусы
выпускались двух Завлекательных Видов: 1) без рисунка и 2) в
горошек. Носить их, конечно, носили, но радости, говоря современным
языком, не испытывали.

К концу 70-х, однако, грянула Революция — появились трусы
«неделька». Трусы эти, в отличии от тогдашних отечественных аналогов,
Облегали, что было Очень. Впрочем, с позиций сегодняшнего
дня понятно, что это были трусы для одноразовой носки, причём,
чтобы потребитель не запутался, на каждых трусах был
написан день недели — Monday, Tuesday etc. (как на
противозачаточных таблетках). Самые догадливые читатели уже догадались, что
трусы продавались в упаковках по 7 штук. Кроме того, на
трусах имелся завлекательный рисунок, представление о стиле
которого можно получить при просмотре современного детского
ТВ-сериала Dora The Explorer. Привозили их контрабандой на
манер ранее мной описанных Мохеровых Шарфов и стоили они недёшево – 70 рублей
упаковка. В связи с этим носили их, несмотря на очевидную
одноразовость, подолгу, иногда очень подолгу, причём трусы
оставались вполне целыми, а вот краска от многочисленных стирок
смывалась, так что можно было в свободную минуту развлечься,
пытаясь угадать, какой именно день недели изначально
обозначала надпись на трусах очередной подружки. Совпадение с
реальным днём недели считалось признаком неминуемой удачи. Из
иных физиологических подробностей времени отметим, что женские
затычки с крылышками и без оных ещё не были изобретены, и,
соответственно, по ТВ их не рекламировали, так что можно
было спокойно перед телевизором пообедать и даже поужинать. С
другой стороны, их роль выполняли бесформенные комки ваты,
так что состояние цикла подружек можно было запросто
определить на ощупь.

Ну и конечно, бюстгальтеры. На Западе есть такой неприличный стиль
одежды «see through». Как и во многих других случаях, в этом
случае советские люди намного превзошли и предвосхитили
Запад. В те годы стандартной одеждой считалась «блузка» перед
которой все современные западные see through меркнут и
распадаются в прах. Блузки шились из прозрачных кружев, а размеры
их носительниц были таковы, что советская промышленность
далеко и на много лет вперёд превзошла всех западных конкурентов
типа Бельгии в разделе «производство прозрачных кружев».
Через эти кружева можно было сколь угодно долго рассматривать
бюстгальтер носительницы, что не считалось ни зазорным ни
вообще «сексуальным». Впрочем, бюстгальтеры для этого
выпускались под надзором КГБ тоже соответствующие – полностью
закрытые, сплошные, на лямках 30 сантиметров в диаметре, сшитые из
отходов всё той же парашютной промышленности (не
удивительно, впрочем, что с собственно парашютами в нашей армии были
Проблемы). Современным молодым людям, блистающим pick up
техникой, я бы предложил попробовать расстегнуть такой
бюстгальтер… Да даже и наспех в тёмном углу общежития, а и при
дневном свете, да хоть и вдвоём-троём. А потом уже рассуждать.
Богатыри — не вы.

Мари проснулась в пол седьмого утра. Было обычное утро рабочего дня. Она работала фармацевтом в небольшой частной аптеке. По понедельникам, средам и пятницам — первая смена с 8 до 14. Была как раз среда, обычная среда конца сентября. Городок, где проживала Мари, ничем не отличался от других французских городков с населением около 50 000-100 000 жителей.

Приняв душ и позавтракав, Мари стала одеваться. Она была стройной, красивой женщиной и любила в своих нарядах выглядеть немного вызывающе. Натягивая колготки, Мари увидела, что забыла надеть трусики. Ну и ладно, подумала она, посмотрев на себя в зеркало. Коричневый полупрозрачный нейлон обтягивал ее длинные ноги, гладко выбритая киска прекрасно была видна под тонкой материей, округлую попку хотелось погладить. У Мари что-то шевельнулось внизу живота. Будучи по характеру замкнутой, она любила мастурбировать, постоянных мужчин у нее не было, а только несколько случаев любви на одну ночь. Проведя медленно рукой несколько раз по половым губкам, возбуждение нарастало. Но Мари встряхнулась, времени не было, машина в автосервисе и ехать надо было на автобусе. Застегнув черный кружевной бюстгальтер, она на секунду замерла перед шкафом. Теперь даже добавилось хотение одеться вообще как шлюха. Эксгибиционизм Мари чужд не был. Загорала она всегда без верхней части на обычных пляжах, а часто появлялось желание снять и трусики. Но голышом загорают на нудистких пляжах, а Мари хотелось раздеться одной, остаться совсем голой и почувствовать на себе похотливые взгляды мужчин и даже женщин. Не хватало смелости, хотя несколько раз, когда подружки не было рядом, пальцы сами по себе залезали в трусики, начинали понемножку ласкать лобок. Мари, оглядевшись вокруг, начинала стягивать купальник, но всегда быстро одевала обратно, хотя в мечтах она зашвыривала трусики далеко от себя.

А эту черную прозрачную обтягивающую блузку Мари купила в бутике в распродажу, а одеть как-то не было повода. Подошла и короткая расширяющая книзу, сделанная из какого то тонкого и легкого материала, юбка. Мари подумала, что ей сегодня все-таки работать и узкий короткий пиджачок будет весьма кстати.

На улице было пасмурно, но не холодно. Перекинув через руку плащ (вдруг пойдет дождь) , Мари запирала двери своей квартиры, когда непонятная волна возбуждения вновь нахлынула. Она быстро вернулась, схватила из ящика стола вибратор и всунула в сумку, отчетливо не представляя, зачем он ей нужен. Со стучащимся сердцем сбежала с лестницы и быстро пошла к автобусной остановке. В автобусе она вспомнила, что хозяйка аптеки Эллис вчера сказала, что она с мужем уезжает отдохнуть и ее не будет до понедельника, при этом, попросив Мари и ее напарницу Анну поработать одних. Ей вдруг захотелось снять юбку, расстегнуть узкий пиджак, погладить свою киску, запуская пальчик внутрь все глубже. Но ехать осталось несколько остановок, да и смелости как всегда чуть не хватило.

В аптеке Мари сняла пиджак и надела белый халатик, хотя скорей это был не халат, а пиджачок или курточка, на пуговицах, по длине как раз закрывавший попку, но не больше. Две верхние пуговицы, как обычно, не застегивала. Сегодня, правда, через прозрачную блузку был даже виден край бюстгальтера. На часах было ровно восемь и Мари открыла входную дверь. Рабочий день начался.

Обслужив первых клиентов, Мари присела перед компьютером. Народу в аптеку вообще приходило немного, совсем недалеко была другая, побольше и с давних времен, по привычке все ходили туда, а в эту, новую, редко. Хозяйка еле-еле сводила концы с концами, много работала, наконец, решила немного отдохнуть.

Прошел час, выглянуло солнце, стало совсем тепло. Мари вышла из-за прилавка, подошла к двери. По улице проезжали изредка машины, проходил один-другой человек. Притухшее было возбуждение у Мари появилось вновь. Она расстегнула на халате еще одну пуговицу, медленно провела рукой по своей груди, закрытой лифчиком и тут пришла мысль. Вернувшись за прилавок, не заходя в комнату для персонала, Мари быстро сняла халатик, стянула блузку и, отстегнув бюстгальтер, бросила его куда-то под прилавок. Потом быстро оделась. В висках застучало. Постояв пару минут, Мари расстегнула и третью сверху пуговицу на халате. Снова подойдя к двери, но не вплотную, Мари немного просунула руку под халатик и начала по очереди ласкать сосочки. Возбуждение нарастало. Мари и не заметила, как расстегнулась еще пуговица, ее грудь полностью вывалилась из-под халата, соски затвердели и встали торчком. Вдруг дверь открылась и зашел мужчина лет 65-70. Мари еле успела слегка отвернуться, как бы поправить верх халатика и пошла за прилавок. Только когда клиент вышел, она заметила, что вся ее грудь была прекрасно видна. Ее киска вдруг вся намокла и хватило, засунув руку снизу под юбку, погладить лобок через колготки, чтобы Мари испытала небольшой оргазм. Для нее это было что-то новое, ведь раньше, чтобы кончить, она мастурбировала еще и с помощью разных «игрушек». Сейчас ее мучил один вопрос, заметил ли ее вид тот старик. Тут пришли один за другим несколько покупателей, Мари застегнулась и принялась их обслуживать.

В течение часа клиентов хватало, но возбуждение у Мари не пропало, скорей, наоборот, после оргазма, возросло. Она боролась с желанием показать свою грудь всю и тут ей пришла в голову мысль, после которой начали слегка дрожать руки, сердце чуть не выскакивало из груди. Уже машинально продавая лекарства, ждала, когда выпадет свободная минутка. А когда в аптеке опустело, Мари решительно вышла в комнату для персонала и сняла юбку. Халатик прикрывал попку с киской и только, ни сантиметром больше, длинные ноги с довольно полными бедрами в колготках были видны теперь каждому. Идти можно было маленькими шагами, чтобы полы халата не сильно не расходились, а нагнуться, даже чуть-чуть, невозможно, если не хочешь показать все свои прелести. Мари начала немного трястись, то ли от страха, то ли от возбуждения. Она вышла к прилавку, прислонилось к нему передом, думая только о том, как надо будет подать лекарство, которое лежит чуть подальше от нее.

Прошло минут десять, никто не заходил. Мари, осмелев, отодвинулась и еще раз себя осмотрела. Рука сама потянулась к киске и она присев, раздвинув ножки, начала ее поглаживать. Влагалище было уже полным жидкости, пальчик смог проникнуть внутрь на несколько сантиметров (мешали колготки) , но после двадцати секунд Мари кончила так, что тихо простонала, а ее соки вырвались наружу, сползая несколькими струйками вниз по нейлону к туфелькам.

Через пару минут Мари встала, посмотрела в окно и увидела, что к ней в аптеку идет постоянная клиентка, Клаудия, очень богатая, на вид может чуть старше ее, женщина. Мари застыла на месте. Попросив свое лекарство, Клаудия заметила сексуальный вид и странноватое поведение Мари, сказав:

— Ты прекрасно выглядишь сегодня.

— Спасибо, Клаудия — смутившись, ответила Мари.

И тут она на мгновение забылась, отвернулась и довольно сильно нагнулась, доставая таблетки из ящика. Клаудия успела увидеть все, даже мокрое пятно на колготках. Мари спохватилась и, густо покраснев, не поднимая глаз, положила лекарство. Клаудия в принципе все поняла:

— Ты смелая девушка и мне это нравиться

Когда Мари осталась одна, ей стало жарко от всего произошедшего. Она то надела юбку, то опять сняла. Расстегнув все пуговицы, обмахиваясь халатиком, Мари задумалась. Мелькнула мысль остаться только в блузке и колготках, то есть почти голой, а когда кто-то зайдет, быстро одеться. То подумалось, что надо все это закончить, пока дело не зашло далеко, и одеться. Но испытанное наслаждение Мари не отпускало. Скинув халатик и повесив на спинку стула, она встала немного боком, чтобы из-за прилавка лучше видеть улицу, а ее саму не было так видно. Киска опять намокла, на колготках появилось новое мокрое пятно поверх не высохшего старого. В витрину засветило солнце и Мари стала видеть происходящее на улице хуже. Вдруг возле окна остановился паренек и начал заглядывать внутрь аптеки. Видел ли он Мари, она понять не могла. Парень вошел так быстро, что, накинув халат, пуговицы застегнулись только две нижние. Увидев перед собой аптекаршу с почти голой грудью, он, опешив, выбежал вон. Мари вскрикнула вместе со стуком закрывающейся двери, дрожь пробежала по ее телу, из влагалища смазка потекла с новой силой. Колготки промокли совсем, в аптеке запах женских соков перемешался с лекарственным. Когда волна оргазма откатила, Мари хотела салфеткой обтереться, но тут зашла пара пожилых людей. Мари успела привести себя в порядок, помня о правилах поведения в коротком халате. Потом пришел еще кто-то и еще. Не обращая внимания на различную реакцию клиентов на ее нетрадиционный вид, Мари собралась с силами и работала быстро и уверенно. Но когда она увидела в конце очереди из двух человек Клаудию, те же чувства овладели ею вновь. Дорогая, ты перепутала мои таблетки — сказала Клаудия, как только они остались одни.

История эта произошла около тридцати лет назад, реально произошла в одном шахтерском городке Амурской губернии, название которого часто звучит сейчас с экрана Центрального телевидения в связи с различными ляпами коммунальных служб. Учился я тогда в десятом классе одной из школ пригородного поселка. Как и все пацаны класса, учился я неважно. И была в нашем классе одна девчонка. Ну, все при ней! Красивая, училась хорошо, веселая, в самодеятельности участвовала. Один только у нее недостаток был — недотрога! С остальными девчонками мы, что греха таить, обходились просто — в трусы могли залезть, за грудь пощупать, а на вечеринках классных, после подпития, кое-кого и трахали.

А Светка к себе и притронуться не давала. Лупила, чем попало и по чему попало. Мы уже и надежду потеряли, к ней и не приставали. На вечеринках она только лимонад пила, так, что напоить ее мы тоже не могли. Силой взять стыдно было, да и парень у нее был на семь лет старше, только из ВДВ на дембель пришел. И вот как-то на одной из вечеринок, когда классом Новый год отмечали, уговорили мы ее шампанского капельку выпить — надо же все-таки попробовать — Новый год ведь! Налили четвертушку фужера, но перед этим я умудрился туда водки глоток плеснуть. Произнесли тост, стали пить, Светка глоток сделала, скривилась вся, но все сразу закричали, что на Новый год надо пить до дна, и она выпила.

Через некоторое время смотрю — раскраснелась вся, и взгляд у нее плавает. Тут я новый тост предложил, налил ей полный фужер шампанского у же без водки и опять уговорил до дна выпить! Она была бы трезвая, наверняка не стала бы пить, а тут как-то вяло отнекивалась сначала, а потом выпила. Фужер поставила, и смотрю, а глаза совсем пьяные. И взял тут меня охотничий азарт. Почувствовал, что с нашей недотрогой можно сейчас что-то сотворить. Тут свет притушили, стали по комнатам разбредаться. Я ее за руку, и потащил в чулан. Праздновали у меня, так я и не растерялся. Она идет, покачивается, пытается сопротивляться, но как-то почти незаметно. Я в чулан ее завел, дверь прикрыл, и за грудь ее схватил.

Она мои руки пытается оттолкнуть, но опять как-то очень вяло. А потом вдруг в мои руки вцепилась, напряглась вся, вздрогнула и тяжело-тяжело, длинно так выдохнула. Я понял — кончила! Меня аж трясти начало! Возбуждение дикое! Конец вот-вот ширинку порвет. Я платье ей задрал, и в трусы ей залез. Между ног у нее все мокрое, я ее лапаю, клитор нащупал, тут она снова напряглась, вздрогнула и опять тяжело выдохнула. Думаю — надо полный кайф получить! Штаны расстегнул, конец вывалился и колом стоит на двенадцать часов! Я свет включил. Ее руку себе на конец положил. Она вся красная-красная, глаза закрыты, и кончает раз за разом. Я терпения набрался, подтащил ее к куче мешков пустых, положил и раздеваю.

А она вдруг мне помогать начала! Видно совсем с катушек съехала! Как разделась, я обалдел — вот это фигура! Я ее за грудь — она кончает, я ее между ног щупаю — она вообще почти в судорогах бьется! Я конец ей к губам поднес, и в рот пихаю. Она рот открыла, головка туда провалилась — вот это кайф! Тепло, а уж приятно! Я как кончу! Она поперхнулась, но глотает, и при этом сама кончает. Я конец вытащил, он у меня обвис немного, а она на мешках корчится, потом ноги раздвинула и давай себе клитор теребить! Раз кончила, два кончила. У меня от этого зрелища конец снова как телеграфный столб встал. Я с себя одежду с себя скинул, на Светку упал, концом ей между ног тычусь. Чувствую — попал!

Сначала туго было, а потом легче стало. Я как паровоз заработал! Она меня руками и ногами обхватила, прижалась и только выдыхает в оргазмах. Кончил я, конец вытащил, захотел снова в рот дать, и вдруг вижу — а у нее между ног кровь прямо струей течет! Меня как колом по башке — Что я такое натворил? Это уже много позже догадался, что у нее месячные начались, а тогда чуть не умер от страха! Я тряпку схватил, между ног ей прижал и шепчу — Одевайся! Одевайся! — Она на меня смотрит, взгляд осмысленный стал, она кругом осмотрелась, вскочила, одежду схватила, одеваться начала. Я тоже одеваться с тал, трусы не могу найти, а оказалось — это я их ей между ног совал! Они все в крови!

Я их натянул, одежду следом, а в голове мысль — Все ей порвал! Сейчас кровью истечет! Она оделась, я свет выключил, дверь открыл, выглянул — никого! Мы в комнату пробрались — там свет выключен. Мы в коридор пробрались. У меня в голове мысль — как бы ее домой спровадить! Она пальто одевает, тут входная дверь открывается и заходит Петр — парень ее. Я так и сел на табурет. Сейчас убьет с одного удара! Он сам по себе невысокий, худощавый, но сильный. Я сам видел как он двух здоровых шахтеров отлупил, когда они про Светку какую — то гадость сказали. Он ее увидел, на меня даже не глянул. Пойдем — говорит — Я за тобой. Как погуляли? — Она на меня посмотрела, я чуть сознание не потерял, отвернулась — Нормально — под руку его взяла и ушла.

Я встать не могу — ноги не держат. Посидел немного, встал пошел водки выпил и решил — буду молчать. Рассказать кому — так все равно никто не поверит, засмеют как трепача. А если Петька узнает, то похоронит. Вот такая была история. Светка после школы в медучилище поступила, я в армию ушел. Доходили до меня слухи, что она в областной центр уехала, там в больнице работала. А совсем недавно встретил ее. Постарела, покруглела, но все равно красивая. Подходить не стал — с женой был, а она с мужем — тоже нашим одноклассником. Вот такая, полностью реальная история.

Рубрики: Сонник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *