Стихотворные размеры – головная боль не только абитуриентов филфака, изучающих теорию литературы, но даже некоторых литераторов. Поэтический арсенал русских поэтов насчитывает пять активно использующихся размеров: хорей, ямб, дактиль, амфибрахий, анапест. Есть и другие, например, спондей. Что это такое? И чем одни отличаются от других?

Стихотворный размер – способ звуковой организации стиха, ритмическая форма стихотворения.

Если же давать определение простым языком, то стихотворный размер – это чередование безударных и ударных слогов в стихе. Самый простой способ, позволяющий научиться определять стихотворный размер – запомнить ритмический рисунок каждого размера.
Стопа – единица измерения стихотворного размера.
Состоит стопа из нескольких слогов, только один из которых ударный, остальные – безударные. Количество ударных слогов в стихе соответствует количеству стоп (за исключением такого размера, как спондей, в котором могут соседствовать два ударных слога).
Двухсложные стопы: хорей и ямб – это двухсложные размеры или, как их панибратски называют литературоведы, двухсложники.
Трёхсложные стопы: дактиль, амфибрахий, анапест – это трехсложные размеры или сокращенно трёхсложники.

Учимся расставлять ударения и определять размер стиха

Чтобы научиться определять размер любого стихотворения, нужно подсчитать количество ударных и безударных слогов и составить ритмический рисунок стиха.
Всем известно, что в одном слове – одно ударение. Но в стихотворной строке в одном слове может быть несколько ритмических ударений. Например, в четверостишье «Мчатся тучи, вьются тучи/ Невидимкою луна/Освещает снег летучий/Мутно небо, ночь мутна» ударные гласные выделены жирным. Это так называемое словесное ударение, то есть «родное», привычное ударение слова. Но если читать этот текст, как считалку, интонационно выделяя каждый слог, то окажется, что здесь несколько ритмических ударений:
«Мчатся тучи, вьются тучи» – здесь словесное ударение соответствует его ритмическому ударению.
«Невидимкой луна» – а вот здесь интереснее, поскольку в слове «невидимкою» к родному словесному ударению на вторую «и» в слоге «дим» прибавляется ритмическое ударение на «е» в слоге «не» и конечную «ю». В слове «луна» словесное и ритмическое ударение одинаковы.
«Освещает снег летучий» – здесь тоже можно наблюдать возникновение ритмического ударение в неожиданном месте: первый слог «о» в слове «освещает» при чтении строки на манер считалки акустически выделяется.
«Мутно небо, ночь мутна» – в этой строке словесное и ритмическое ударение соответствуют друг другу.

Чтобы составить ритмический рисунок (схему) стиха, нужно:

1) расставить словесные ударения в каждой строке, то есть родные ударения во всех словах (за исключением предлогов).

2) расставить ритмические ударения, то есть выделить те гласные, которые при прочтении акустически выделяются и тоже звучат как ударные. При расстановке ритмического ударения учитываются и предлоги.

3) составить схему. Схема нашего четверостишься «Мчатся тучи, вьются тучи…» будет выглядеть так: _U|_U|_U|_U, так как ударный слог обозначают нижним подчеркиванием _, а безударный кавычкой U. Отделяют стопы друг от друга прямой вертикальной чертой |.

Не литературоведческий метод определять размер стихотворения

1) Пронумеровать все слоги в строке.

2) Прочитать стихотворение на манер считалки, акустически выделяя не только слоги со словесным, но и с ритмическим ударением.

2) Выделить, то есть подчеркнуть или любым другим способом обозначить все обнаруженные ударные слоги: и со словесным ударением, и с ритмическим.

3) Выписать подряд номера ударных слогов.

4) Должна получиться одна из схем, которая будет соответствовать одному из стихотворных размеров:

  • 1-3-5-7-9 — хорей
  • 2-4-6-8-10 и т.д. — ямб
  • 1-4-7-10 и т.д. — дактиль
  • 2-5-8-11 — амфибрахий
  • 3-6-9-12 — анапест

Таблица «​Двухсложные стихотворные размеры»

То есть стихотворная стопа такого размера будет стоять из двух слогов

Названия

Хорей

Ямб

Определение

двусложный размер с ударением на первом слоге.
То есть первый слог – ударный,
второй – безударный (это одна стопа).
Далее (начинается 2 стопа) рисунок повторяется:
третий слог – ударный, четвертый – безударный (это вторая стопа).
И опять: пятый (если он есть) ударный, шестой – безударный (третья стопа) и т.д. двусложный размер с ударением на втором слоге.
То есть в ямбе наоборот – первый слог безударный, а второй ударный.
Далее (вторая стопа) третий слог вновь безударный, а четвертый ударный и т.д.

Номер ударных слогов

1-3-5-7-9 и т.д.

2-4-6-8-10 и т.д.

Ритмический рисунок

‑ U |‑ U |‑ U |‑ U |

U ‑ | U ‑ | U ‑ | U ‑ |

Примеры

Бу́ря мгло́ю не́бо кро́ет,
Ви́хри сне́жные крутя́;
То, как зве́рь, она́ заво́ет,
То запла́чет, как дитя́…
(А.С. Пушкин)

Мой дядя самых честных правил,
Когда не в шутку занемог,
Он уважать себя заставил
И лучше выдумать не мог.
(А.С. Пушкин)

Таблица «Трехсложные стихотворные размеры»

То есть стихотворная стопа такого размера будет состоять из трех слогов.

Названия

Дактиль

Амфибрахий

Анапест

Определение

трёхсложный размер с ударением на первом слоге.
То есть в дактиле первый слог ударный, второй и третий безударный;
далее (вторая стопа) – ударный четвертый, пятый и шестой слоги – безударные.

Трёхсложный размер с ударением на втором слоге, первый и третий слоги в стопе – безударные.
Далее (вторая стопа): четвертый – безударный, пятый – ударный, шестой – безударный

Трёхсложный размер с ударением на последнем, третьем слоге,
а первый и второй слоги – безударные.

Номер ударных слогов

1-4-7-10 и т.д.

2-5-8-11 и т.д.

3-6-9-12 и т.д.

Ритмический рисунок

‑ UU | ‑ UU |

‑ U‑ | ‑ U ‑ |

‑ UU | ‑ UU|

Примеры

В рабстве спасённое
Сердце свободное —
Золото, золото
Сердце народное!
(Н.А. Некрасов)

На севере диком стоит одиноко
На голой вершине сосна
И дремлет, качаясь, и снегом сыпучим
Одета, как ризой, она.
(М.Ю. Лермонтов)

Есть в напевах твоих сокровенных
Роковая о гибели весть.
Есть проклятье заветов священных,
Поругание счастия есть.
(А. Блок)

Стихотворный размер «Спондей»

Спондей — стопа ямба или хорея со сверхсхемным ударением. Как правило, в таких стихах ритм несколько сбит, нарушен ритмический рисунок стиха. Как результат, в стопе может быть два ударения подряд, то есть два ударных слога могут стоять рядом друг с другом.

Пример:
Швед, русский — колет, рубит, режет – здесь ударный «Швед» соседствует с «русским», первый слог которого также стоит под ударением.
Бой барабанный, клики, скрежет,
Гром пушек, топот, ржанье, стон, —
И смерть, и ад со всех сторон.

(А.С. Пушкин)
Классический пример — начало «Евгения Онегина» А.Пушкина:
«Мой дядя самых честных правил…»
Здесь в первой ямбической стопе первый слог также кажется ударным, как в хорее. То есть соседствуют ударный «Мой» и «дядя». Это соседство двух ударных слогов и есть спондей.

Если определяя размер стихотворения, то есть расставляя словесные и ритмические ударения, вы сталкиваетесь со спондеем, но вся остальная схема говорит о том, что текст написан ямбом (как, например, в случае с «Евгением Онегиным»), значит ямб и есть размер этого фрагмента.

Анапест – трехсложная стопа с ударением на третьем слоге (схема стопы анапеста: – – ! ), а в стихе в целом – на третьем, шестом, девятом, двенадцатом и т.д.

Прозвучало над ясной рекою, Прозвенело в померкшем лугу, Прокатилось над рощей немою, Засветилось на том берегу. — — ! — — ! — — ! — — — ! — — ! — — ! — — ! — — ! — — ! — — — ! — — ! — — ! Ночь холодная мутно глядит Под рогожу кибитки моей, Под полозьями поле скрипит, Под дугой колокольчик звенит, А ямщик погоняет коней. — — ! — — ! — — ! — — ! — — ! — — ! — — ! — — ! — — ! — — ! — — ! — — ! — — ! — — ! — — !

Анапест – (от греч. anapaistos обратный дактилю, букв. отраженный назад), стихотворный метр, образуемый 3-сложными стопами, с сильным местом на 3-м слоге; на начальном слоге строки часто сверхсхемное ударение («ТАм, в ночнОй завывАющей стУже”, А.А.Блок). Наиболее часто употребительны размеры русского силлабо-тонического анапеста 4- и 3-стопный (с сер. 19 в.).

Принимаю тебя, неудача,
И, удача, тебе мой привет.
Ненавижу тебя,
Презираю тебя;
Я другого люблю,
Умираю любя.
Есть в напе́вах твои́х сокрове́нных
Рокова́я о ги́бели ве́сть.
Есть прокля́тье заве́тов свяще́нных,
Поруга́ние сча́стия е́сть.
Пропаду́ от тоски́ я и ле́ни,
Одино́кая жи́знь не мила́,
Сердце но́ет, слабе́ют коле́ни,
В каждый гво́здик души́стой сире́ни,
Распева́я, вполза́ет пчела́.
О, весна́ без конца́ и без кра́ю —
Без конца́ и без кра́ю мечта́!
Узнаю́ тебя, жи́знь! Принима́ю!
И приве́тствую зво́ном щита́!

Текстология.руЛитератураТеория литературыСтихосложениеСтиховые формы. Ритм, метр и стихотворные размеры

Допустимость ударных слабых и, напротив, неударных сильных слогов — залог ритмического разнообразия, свойственного силлаботоническому стиху. В этом смысле гибкий ритм противостоит жесткому метру.

Метр — сочетание сильных и слабых слогов, и оно константно, унифицированно.

Ритм — сочетание ударных и неударных слогов, и оно почти непредсказуемо, особенно в ямбах и хореях.

Учтем к тому же, что, кроме ударных и неударных, есть еще слоги неполноударные (с такового, к примеру, начинается «Евгений Онегин»: «Мой дядя…»). Это добавочно увеличивает количество возможных ритмических вариаций. Если бы ритм во всем совпадал с метром, стихи были бы монотонны и слагать их было бы намного трудней, чем на самом деле.

Наиболее это касается ямбов и хореев: пришлось бы «ударять» всякий раз через один слог, а это слишком много для русского языка, это наложило бы запрет на употребление четырех- (и более) сложных слов и сделало бы стих скорее экспериментальным, чем, так сказать, задушевным.

Ритмические отклонения от метра создают известные сложности в опознании стихотворного размера. Отдельно взятая строка легко введет нас в заблуждение относительно этого. «Преследуя свой идеал» — чем не амфибрахий? (Представим себе возможные контаминации: «Летят перелетные птицы, // Преследуя свой идеал» или «Преследуя свой идеал, // На зимушку хлеб запасал».)

В действительности же это никакой не амфибрахий, а ямб с безударным сильным слогом «-я» и ударным слабым «свой». Чтобы не ошибиться, надо вернуть данный стих в его реальный контекст и тогда уже убедиться в том, что перед нами действительно ямб. Но и ближайшего узкого контекста порой бывает недостаточно: «<…> Внимательным иль равнодушным! // Как томно был он молчалив, // Как пламенно красноречив // <…>». Здесь три подряд стиха, которые опять-таки легко принять за амфибрахии, но которые суть ямбы! Значит, необходим более широкий контекст, который позволил бы поставить правильный стиховедческий диагноз.

Однако бывает и такое, что контекста нет. Моностих (одно- стишие) Карамзина: «Покойся, милый прах, до радостного утра». Не сомневаемся, что это шестистопный ямб, но где гарантии? Почему, скажем, не силлабический 13-сложник, совпавший, что в принципе возможно, с ямбическим метром, или какой-нибудь причудливый смешенный размер, совмещающий амфибрахий («Покойся») с хореями («милый» и пр.)?

Оставаясь все-таки при убеждении, что это тем не менее шестистопный ямб и ничто иное, имеем в виду постоянную обращенность автора и современной ему поэзии именно к ямбическим формам стиха и необращенность к силлабике и иным «экзотическим» формам. Это тоже своего рода апелляция к контексту, но не данного стихотворения, а к контексту эпохи, «стилю эпохи».

Излишне сомневаться в том, что авторская воля Карамзина, будь она выражена им и известна нам, была бы однозначна: ямб! А с авторской волей, если она вменяема и не вступает в явное противоречие с формальными данными текста, необходимо считаться (более того, подчиниться ей).

Загадочны также короткие, малосложные стихи. Распознать метр некоторых из них — задача, решаемая непросто, если вообще решаемая. Таковы трех- и четырехсложники. «Бесприютный // Странник в мире» (А. Полежаев. «Песнь погибающего пловца»): первая строка похожа на анапест, вторая — на хорей, но ясно, что обе либо анапесты, либо хореи. Если первое, то «Странник в мире» имеет внеметрическое ударение на первом, слабом слоге. Если второе, то «Бесприютный» потерял ударение на первом, сильном слоге. И то и другое равно допустимо (однократное нарушение метрического правила).

Но все-таки: одностопный анапест или двустопный хорей? Потребовалось бы тщательнейшее, сложное доказательство того, что это «все-таки» хорей, а не анапест, но и оно оказалось бы не абсолютно убедительным, а с долей гипотетичности. Справедливее признать, что в нашем стихосложении возможна биметрия, при которой стихотворный размер определяется альтернативно: либо хорей, либо анапест.

К метрическому репертуару силлаботоники примыкает особый стихотворный размер — дольник. В нем сильные слоги располагаются таким образом, что между ними могут разместиться и один, и два слабых.

Старейшая разновидность дольника — русский гекзаметр, «дактило-хореический» стих. Строка гекзаметра может либо совпасть с метром правильного шестистопного дактиля («Смилуйся, слыша сие таково злоключение наше!»), либо, оставаясь шестистопною, укоротиться за счет того, что в таком-то ее месте или в таких-то местах между ударными ближайшими сильными слогами наличествует не два слога, как в дактиле, а один, как в хорее («Много Богиня к сим словам приложила вещаний»).

Оба примера взяты из «Тилемахиды» Тредиаковского. Ритмическая гибкость дольника обусловлена тем, что вариации, подобные приведенным, трудноисчислимы, чередуемость их не спланирована.

К тому же в некоторых разновидностях дольника допускаются «скользящие анакрузы», то есть метрически разные зачины строк. У В. Брюсова: «На нас ордой опьянелой // Рухнете с темных становий — // Оживить одряхлевшее тело // Волной пылающей крови» («Грядущие гунны»). Здесь начальный ударный слог то второй, то первый, то третий по счету в стихе.

От гибкого дольника нужно отличать четкий логаэд. Это такой стих, в котором тоже сосуществуют двусложные и трехсложные стопы, но в строгом, константно-зафиксированном порядке. Допустим, две подряд хореические стопы, за ними одна стопа дактиля и две опять хорея: «Ты клялася верною быть вовеки, // Мне богиню нощи дала порукой; // Север хладный дунул один раз крепче…» (А. Н. Радищев. «Сафические строфы»; курсивом вьщелены дактили внутри хореев).

Ритмическая вариативность логаэда сведена к минимуму, чередуемость сильных и слабых слогов непреложно предопределена и поэтому легко предсказуема; постоянство — «добродетель» логаэда, не в пример изменчивому дольнику. Озадачить могут разве что ударные слабые слоги: «Жизнь прерви, о рок! рок суровый, лютый» (А. Н. Радищев) — здесь мерещится не логаэдическая строка, подобная показанным выше, а сдвоенный хорей (два трехстопника), однако это иллюзия, поскольку второе слово «рок» приходится не на сильный, а на слабый слог.

Силлаботонику, одержавшую в XVIII веке победу, сопровождает альтернативный стих — несиллаботонический. Это и рецидивы предшествующих систем стихосложения, и книжные имитации народного дисметрического стиха, и литературные эксперименты чистой тоники, и — начиная с XIX века (особенно же в XX веке) — верлибры.

Силлаботоника создает для всех этих версификационных феноменов широкий и мощный фон, они же, в свою очередь, посягают на ее засилье-владычество, оправдывая себя стремлением смело преодолеть привычную инерцию стопного стиха.

Многое при этом остается на уровне малоубедительных, хотя и эпатирующе дерзких экспериментов, но были и значительнейшие свершения на этом пути: например, новаторская тоника Маяковского, демонстративно не признававшего ямбов и хореев.

Однако характерно, что, отвергая традиционные классические размеры ради нетрадиционных форм, поэт тем не менее сам довольно много писал и ямбами, и хореями, так что о полном разрыве с силлаботоникой в данном случае говорить нельзя.

Теоретиков стиха издавна интересовал вопрос о связи версификационных форм с жанром, эмоциональным строем, смыслом, содержанием стихотворного текста. Имеются ли, например, предпочтительные стихотворные размеры для оды, элегии, басни, песни? Для грустных или, напротив, веселых стихотворений? Для стихов о дороге, о застольях, о женской неверности? Или же любой размер равно годится для любых стихов, независимо от их жанровой природы, чувственного накала, образности, мотивов, смысла?

Обо всем этом немало спорили. В последнее время особо пристальное внимание уделялось тому, что обозначается термином «семантический ореол метра». Глубокие разработки ряда соответствующих тем даны в трудах М. Л. Гаспарова, который полагает, что такая связь есть, но она носит не органический характер (то есть в самой по себе природе пятистопного хорея как такового нет ничего, что предрасполагало бы данный размер для стихотворений с мотивом пути-дороги), а исторический (то есть нужен убедительный изначальный образец — такой, как лермонтовское «Выхожу один я на дорогу…»), чтобы потом появилось множество пятистопно-хореических стихов о дороге).

Разумеется, семантический ореол может окружать не только метр и неразрывно связанный с ним ритм, но и другие важнейшие компоненты, в первую очередь рифму.

В некоторых случаях очевидна смысловая соотнесенность рифмующихся слов: день — тень (ночная тень); здесь налицо антонимичность, такое созвучие семантизировано, в отличие, например, от день — пень. Или: она лицемерит, а он ей верит; грянули морозы, и увяли розы, любовь волнует кровь.

Тут не менее дает о себе знать несколько даже навязчивая, «избитая» смысловая соотнесенность. Но возьмем, к примеру, совершенно нестандартную рифму: высморкал — Бисмарка; ясно, что она допустима лишь при определенном (язвительном) отношении к этому историческому деятелю, то есть и она семантизирована.

Слово рифма того же происхождения, что и ритм (корень единый, греческий), но значения разные. «Стройность», «соразмерность» — такому значению соответствует слово «ритм». Рифму же Тредиаковский определял как согласие конечных между собою в стихе слогов — клаузул. Имеется в виду созвучие или совпадение стиховых концовок, начиная с последнего ударного гласного в строках. Кантемир делил рифмы на односложные, двусложные и трехсложные, или на «тупые», «простые» и «скользкие»:

Тупые (односложные): Простые (двусложные): Скользкие (трехсложные): Блоха — соха Поклон — звон Рубашка — Ивашка Летаю — встретаю Сколзают — ползают

Сам он пользовался исключительно «простыми».

«Тупые» рифмы теперь называют мужскими, «простые» — женскими, «скользкие» — дактилическими, а с ударениями далее чем на третьем от конца слоге — гипердактилическими: выселится — виселица.

Мужская рифма и рифма односложная — не совсем одно и то же, так же как женская рифма и рифма двусложная. На материале XVII века это особенно ясно. У А. Белобоцкого (поэт-силлабист) рифма принципиально односложная — обязательно совпадение в последнем слоге, а в предпоследнем — не обязательно, но мужская встречается редко (дела — была), чаще же соседствуют женские, дактилические, иногда и гипердактилические клаузулы (страшным — смелым, небесного — другого, ярости — жестокости, каменныя — вечныя), что впоследствии вообще перестало считаться рифмой. У Симеона Полоцкого рифма принципиально двусложная, но не обязательно женская, может быть и мужской (ему — своему, еси — принеси), и дактилической (стяжание — исче- зание), и разноударной (тебе — в небе).

В поэзии XX века тоже были эксперименты с разноударной рифмой. Предпочтение отдавалось созвучиям с мужской и дактилической клаузулами: рифмовка типа бьют об двери лбы — не поверил бы употребительнее, чем, скажем, созвучие выйдет — дед. Впрочем, еще Вяземский в шуточных стихах ухитрялся рифмовать: Кассандра — хандра, пишется — придется, треснуть — блеснуть. Но особое распространение век спустя получили не разноударные, а разносложные рифмы: врезываясь — трезвость (В. Маяковский), Антибукашкину — промокашки (А. Вознесенский).

Введение в литературоведение (Н.Л. Вершинина, Е.В. Волкова, А.А. Илюшин и др.) / Под ред. Л.М. Крупчанова. — М, 2005 г.

В русской поэтике принята силлабо-тоническая система стихосложения, введенная с легкой руки Ломоносова и Тредиаковского. Если коротко: в тонической системе важно количество ударений в строке, а силлабика предполагает наличие рифмы.

Прежде, чем узнать, как определить стихотворный размер, освежим в памяти значения некоторых терминов. Размер зависит от порядка чередования ударных и безударных слогов. Группы слогов, повторяющиеся в одной строке, это – стопы. Они и определяют размер стиха. А вот количество стоп в одном стихе (строке) будет говорить о том, одностопный это размер, двустопный, трехстопный и т.д.

Рассмотрим самые популярные размеры. Размер стопы зависит от того, сколько слогов её составляют. Например, если слог один, то стопа тоже односложная, а если пять, то соответственно пятисложная. Чаще всего в литературе (поэзии) можно встретить двусложные (хорей и ямб) и трёхсложные (дактиль, амфибрахий, анапест) стопы.

Двусложные. Слогов два и размера тоже два.

Хорей – стопа с ударением на первом слоге. Синоним, которым иногда пользуются, называя этот вид стопы, – слово трохей. В ямбе ударение на втором слоге. Если слово длинное, то в нём подразумевается и вторичное ударение.

Интересно происхождение термина. По одной из версий – от имени служанки богини Деметры, Ямби, которая пела веселые песни, построенные на ямбическом размере. В Древней Греции ямбом изначально слагали только сатирические стихи.

Как отличить ямб от хорея? Затруднений легко избежать, если расположить термины по алфавиту. Первым идет «хорей”, соответственно, и ударение у него на первом слоге.

На картинке справа вы видите схематичное изображение размеров с помощью цифр и знаков, а под этим текстом можно почитать примеры стихотворений с такими размерами из художественной литературы. Хореический размер хорошо демонстрирует нам стихотворение А.С. Пушкина «Бесы», а стопы ямбического типа мы можем обнаружить в самом начале знаменитого романа в стихах «Евгений Онегин».

Трехсложные стихотворные размеры. Слогов в стопе три, и размеров столько же.

Дактиль – стопа, в которой первый слог под ударением, затем два безударных. Название произошло от греческого слова dáktylos, которое в переводе означает «палец». В дактилической стопе три слога, а в пальце три фаланги. Изобретение дактиля приписывают богу Дионису.

Амфибрахий (греч. аmphibrachys – краткий с двух сторон) – стопа из трех слогов, где ударный помещается в середине. Анапест (греч. anapaistos, т.е. отраженный назад)– стопа с ударением на последнем слоге. Схема: 001/001

Особенности трёхсложных размеров легко запомнить по предложению: «ДАМА вечером калитку запирает». В аббревиатуре ДАМА зашифрованы названия размеров по порядку: ДАктиль, АМфибрахий, Анапест. А слова «вЕчером калИтку запирАет» иллюстрируют образцы чередования слогов.

Примеры из художественной литературы для трёхсложных размеров смотрите на картинке, которую видите под этим текстом. Дактиль и амфибрахий иллюстрируют произведения М.Ю. Лермонтова «Тучи» и «На севере диком стоит одиноко». Стопу анапестическую можно найти в стихотворении А. Блока «К музе»:

Многосложные размеры образуются путем слияния двух или трёх простых размеров (прямо как в музыке). Из всего многообразия сложных типов стоп наиболее популярны пеон и пентон.

Пеон состоит из единственного ударного и трёх безударных слогов. В зависимости от того, каким по счету является ударный слог, различают I, II, III и IV пеоны. В русском стихосложении история пеона связана с символистами, которые предложили его в качестве четырехсложного размера.

Пентон – стопа из пяти слогов. Их пять видов: «Пентон №..(по порядку ударного слога). Знамениты пятидольники А.В. Кольцова, а «пентон № 3” так и называют «кольцовский”. В качестве примера «пеона» можно привести стихотворение Р. Рождественского «Мгновения», а «пентон» проиллюстрируем стихами А. Кольцова «Не шуми ты, рожь»:

Знать, какие бывают стихотворные размеры, нужно не только для школьных анализов по литературе, а для правильного их выбора при сочинении собственных стихов. От размера зависит напевность повествования. Правило здесь одно: чем больше в стопе безударных слогов, тем более плавно звучит стих. Не годится живописать стремительную битву, например, пентоном: картина получится как в замедленной съемке.

Автор – Галина Шутова

Рубрики: Сонник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *