(стихийные бедствия, техногенные катастрофы, теракты)

Проблема состояния, поведения и деятельности людей в экстремальных ситуациях с витальной угрозой в последние годы вызывает серьезную озабоченность ученых и практиков всего мира. Однако до настоящего времени основное внимание исследователей было направлено преимущественно на изучение последствий подобных ситуаций — медико-психологических, экономических, социально-политических и т. д. Вероятно, следует признать, что, несмотря на значительный объем достаточно обоснованных данных о воздействии различных экстремальных факторов и особенностях организации спасательных и антитеррористических операций, ряд аспектов проблемы, в частности, динамика состояния и поведения пострадавших и заложников до настоящего времени принадлежат к наименее исследованным. Вместе с тем именно специфика реакций пострадавших, а также их динамика во времени во многом определяют стратегию и тактику антитеррористических операций, спасательных, медицинских и медико-психологических мероприятий как непосредственно в период чрезвычайной ситуации, так и в последующем.

В публикации излагаются обобщенные результаты изучения состояния, психических и поведенческих реакций, а также деятельности людей, подвергшихся воздействию экстремальных факторов. Основные данные были получены в процессе исследований, проведенных во время и после войсковых операций сопровождавшихся значительными потерями в Афганистане (1986), землетрясения в Армении (1988), катастрофы двух пассажирских поездов в результате взрыва газа под Уфой (1989), спасения экипажа подводной лодки «Комсомолец» (1989), а также обследования военнослужащих и спасателей, находящихся на реабилитации после антитеррористических операций и аналитического изучения материалов других аналогичных ситуаций 1.

В связи со спецификой условий и с учетом этических принципов, к обследованию привлекались преимущественно потерпевшие, военнослужащие и спасатели, которые либо не нуждались в оказании неотложной медицинской помощи, либо принадлежали к категории пострадавших с легкими и средними степенями тяжести поражений. В силу этого большинство полученных данных характеризовались определенной фрагментарностью, а целостные представления формировались путем сопоставления разрозненных наблюдений.

Полученные данные позволили выделить в динамике состояния пострадавших (без тяжелых травам) 6 последовательных стадий:

1. «Витальных реакций» — длительностью от нескольких секунд до 5 — 15 минут, когда поведение практически полностью подчинено императиву сохранения собственной жизни, с характерными сужением сознания, редукцией моральных норм и ограничений, нарушениями восприятия временных интервалов и силы внешних и внутренних раздражителей (включая явления психогенной гипо- и аналгезии даже при травмах, сопровождавшихся переломами костей, ранениях и ожогах 1–2-й степени до 40% поверхности тела). В этот период характерна реализация преимущественно инстинктивных форм поведения, в последующем переходящих в кратковременное (тем не менее — с очень широкой вариативностью) состояние оцепенения. Длительность и выраженность витальных реакций в существенной степени зависит от внезапности воздействия экстремального фактора. Например, при внезапных мощных подземных толчках, как при землетрясении в Армении, или крушении поезда под Уфой в ночное время, когда большинство пассажиров спали, имели место случаи, когда, реализуя инстинкт самосохранения, люди выпрыгивали из окон шатающихся домов или горящих вагонов, на некоторые секунды «забывая» о своих близких. Но, если при этом они не получали существенных повреждений, уже через несколько секунд социальная регуляция восстанавливалась, и они вновь бросались в обрушивающиеся здания или пылающие вагоны. Если спасти близких не удавалось, это определяло течение всех последующих стадий, специфику состояния и прогноз психопатологии на весьма протяженный период. Последующие попытки рационального разубеждения в том, что инстинктивным формам поведения невозможно противостоять или противодействовать, оказывались малоэффективными, и нами применялись другие специальные методы, которых мы не будем касаться в этой публикации. Апеллируя к последним трагическим событиям, следует признать, что, отчасти, аналогичная ситуация наблюдалась после внезапного взрыва мины и начала массового расстрела заложников.

2. «Стадия острого психоэмоционального шока с явлениями сверхмобилизации». Эта стадия, как правило, развивалась вслед за кратковременным состоянием оцепенения, длилась от 3 до 5 часов и характеризовалась общим психическим напряжением, предельной мобилизацией психофизиологических резервов, обострением восприятия и увеличением скорости мыслительных процессов, проявлениями безрассудной смелости (особенно при спасении близких) при одновременном снижении критической оценки ситуации, но сохранении способности к целесообразной деятельности. В эмоциональном состоянии в этот период преобладало чувство отчаяния, сопровождавшееся ощущениями головокружения и головной боли, а также сердцебиением, сухостью во рту, жаждой и затрудненным дыханием. Поведение в этот период подчинено почти исключительно императиву спасения близких с последующей реализацией представлений о морали, профессиональном и служебном долге. Несмотря на присутствие рациональных компонентов, именно в этот период наиболее вероятны проявления панических реакций и заражение ими окружающих, что может существенно осложнять проведение спасательных операций. До 30% обследованных, при субъективной оценке ухудшения состояния одновременно отмечали увеличение физических сил и работоспособности в 1,5–2 и более раз. Окончание этой стадии может быть как пролонгированным, с постепенным появлением чувства истощения, так и наступать внезапно, мгновенно, когда только что активно действующие люди оказывались в состоянии близком к ступору или обмороку, вне зависимости от ситуации.

3. «Стадия психофизиологической демобилизации» — ее длительность до трех суток. В абсолютном большинстве случаев наступление этой стадии связывалось с пониманием масштабов трагедии («стресс осознания») и контактами с получившими тяжелые травмы и телами погибших, а также прибытием спасательных и врачебных бригад. Наиболее характерными для этого периода являлись резкое ухудшение самочувствия и психоэмоционального состояния с преобладанием чувства растерянности (вплоть до состояния своеобразной прострации), отдельных панических реакций (нередко» — иррациональной направленности, но реализуемых без какого-либо энергетического потенциала), понижение моральной нормативности поведения, отказ от какой-либо деятельности и мотивации к ней. Одновременно наблюдались выраженные депрессивные тенденции, нарушения функции внимания и памяти (как правило, обследованные вообще не могут сколько-нибудь ясно вспомнить, что они делали в это время но, естественно, эти пробелы затем «заполняются»). Из жалоб в этот период ведущими являлись тошнота, «тяжесть» в голове, ощущения дискомфорта со стороны желудочно-кишечного тракта, отсутствие аппетита, резкая слабость, замедление и затруднение дыхания, тремор конечностей.

4. Последующая динамика состояния и самочувствия пострадавших во многом определяется спецификой воздействия экстремальных факторов, полученными поражениями и морально-психологической ситуацией после трагических событий. Вслед за «психофизиологической демобилизацией» (при относительно высокой индивидуальной вариативности сроков) с достаточным постоянством наблюдалось развитие 4-й стадии — «стадии разрешения» (от 3 до 12 суток). В этот период, по данным субъективной оценки, постепенно стабилизировались настроение и самочувствие. Однако по результатам объективных данных и включенного наблюдения у абсолютного большинства обследованных сохранялись пониженный эмоциональный фон, ограничение контактов с окружающими, гипомимия (маскообразность лица), снижение интонационной окраски речи, замедленность движений, нарушения сна и аппетита, а также различные психосоматические реакции (преимущественно со стороны сердечно-сосудистой системы, желудочно-кишечного тракта и гормональной сферы). К концу этого периода у большинства пострадавших появлялось желание «выговориться», реализуемое избирательно, направленное преимущественно на лиц, не являвшихся очевидцами трагических событий, и сопровождавшееся некоторой ажитацией. Этот феномен, входящий в систему естественных механизмов психологической защиты («отторжение воспоминаний путем их вербализации»), в ряде случаев приносил пострадавшим существенное облегчение. Одновременно восстанавливались сны, отсутствовавшие в предшествующие периоды, в том числе — тревожного и кошмарного содержания, в различных вариантах трансформировавшие впечатления трагических событий.

На фоне субъективных признаков некоторого улучшения состояния объективно отмечалось дальнейшее снижение психофизиологических резервов (по типу гиперактивации), прогрессивно нарастали явления переутомления, существенно уменьшались показатели физической и умственной работоспособности.

Следовало бы особо отметить, что предоставление возможности «выговориться» (дебрифинг) относится к наиболее важным компонентам профилактики психопатологии и успешности последующей реабилитации. При этом дебрифинг наиболее эффективен, если он проводится до введения транквилизаторов и до того, как пострадавшим предоставлена возможность сна (то есть — в первые сутки); естественно — если для этого имеются возможности и достаточное количество квалифицированных специалистов, способных проводить дебрифинг. В случаях, когда дебрифинг оказывается по тем или иным причинам отложенным, происходит консолидация следов памяти, сопровождаемая рядом психопатологических феноменов, хорошо известных специалистам. Однако это не снижает самостоятельной значимости методически обоснованного дебрифинга на последующих этапах. Один специалист может квалифицированно провести в день не более 5-6 (максимум — 10) индивидуальных дебрифингов, что определяет расчет сил и средств психологических служб экстренного реагирования.

В соответствии с обоснованными данными, в подобных ситуациях, как правило, требуется многоуровневый дебрифинг, в том числе — для спасателей и психологов, действующих на «первом уровне» (участвующих в непосредственной работе с пострадавшими и членами их семей; при этом специалисты «второго уровня» вообще не контактируют с последними).

5. «Стадия восстановления» психофизиологического состояния (5-я) начиналась преимущественно с конца второй недели после воздействия экстремального фактора и первоначально наиболее отчетливо проявлялась в поведенческих реакциях: активизировалось межличностное общение, начинала нормализоваться эмоциональная окраска речи и мимических реакций, впервые появлялись шутки, вызывавшие эмоциональный отклик у окружающих, восстанавливались сновидения у большинства обследованных. В состоянии физиологической сферы позитивной динамики и в этой стадии выявлено не было. Клинических форм психопатологии, за исключением транзиторных и ситуационных реакций, в «острый» период (до двух недель) после воздействия экстремальных факторов не наблюдалось. Основными формами транзиторной психопатологии (по ведущему признаку) у пострадавших, как правило, являются: астенодепрессивные состояния — 56%; психогенный ступор — 23%; общее психомоторное возбуждение — 11%; выраженный негативизм с явлениями аутизации — 4%; бредово-галлюцинаторные реакции (преимущественно в просоночный период) — 3%; неадекватность, эйфория — 3%.

6. В более поздние сроки (через месяц) у 12% — 22% пострадавших выявлялись стойкие нарушения сна, немотивированные страхи, повторяющиеся кошмарные сновидения, навязчивости, бредово-галлюцинаторные состояния и некоторые другие, а признаки астено-невротических реакций в сочетании с психосоматическими нарушениями деятельности желудочно-кишечного тракта, сердечно-сосудистой и эндокринной систем определялись у 75% пострадавших («стадия отставленных реакций»). Одновременно нарастали внутренняя и внешняя конфликтогенность, требующая специальных подходов. Отдаленные последствия, которые можно было бы выделить в самостоятельную (7-ю) стадию, нами не изучались.

Апеллируя к событиям в Беслане, следует признать, что тяжесть и динамика состояния пострадавших может быть существенно иной. Когда человек лишается родителей, мир пустеет, но, тем не менее, как это не горько — это соответствует обыденным представлениям и естественному ходу событий. Когда умирают дети, все краски мира меркнут, на многие годы и десятилетия, а иногда — навсегда.

Несколько слов о модификации общества. Усиление базисной тревоги и ухудшение психофизиологического состояния людей, даже находящихся в тысячах километров от трагедии — это общеизвестный факт, в основе которого лежит неизбежное психоэмоциональное включение субъекта в любое наблюдение. Стоило бы особо подчеркнуть — именно «наблюдение» (или «визуальный ряд», трансляцию которого, как представляется, стоило бы «дозировать» на фоне полного содержательного освещения событий). Неизбежное психоэмоциональное включение формирует феномен «соучастия» и последующие идентификации. Основной формой идентификации в культурном сообществе является идентификация с жертвами и пострадавшими, что предполагает необходимость широкой социальной терапии. Однако, в некоторых случаях возможна защитно-бессознательная «идентификация с агрессором» (особенно у молодых людей), что может приводить к росту правонарушений и преступности.

После подобных трагических ситуаций, как правило, усиливается сплоченность нации и одновременно люди испытывают потребность в каких-то ярких переменах, чтобы в жизни все стало честнее, благороднее, искреннее, лучше, чем было раньше, что налагает особые обязательства на представителей всех государственных органов.

В заключение следует отметить, что ряд существенных аспектов проблемы, представляющих особое значение для специалистов, по этическим соображениям, в тексте не приводятся.

Примечания

  • Исследования проводились совместно с моими сотрудниками: кандидатом психологических наук, старшим научным сотрудником Барановым Ю.А., доктором психологических наук и кандидатом медицинских наук, профессором Корзуниным В.А., доктором философских наук, профессором Мухиным А.П., доктором педагогических наук, профессором Науменко Е.Б., доктором медицинских наук, профессором Чермяниным С.В. К сожалению, многие из имеющихся и полученных в последующем материалов, хотя и относятся к остро востребованным, все еще принадлежат к закрытым источникам.
Поделиться:

Витальность часто путают с агрессивностью, но это явления разные, по сути противоположные. Витальность — это полнота жизненных сил, которая ищет свободного проявления. Витальный человек все время наполняет жизнь свою и близких новым содержанием, он что-то строит, доказывает, добирается до истины. Он может вступать в борьбу с другими людьми, но только в том случае, если его энергия превышает инерцию среды и хочет реализоваться как можно полнее, преодолевая внешние преграды. Но главная его борьба — с самим собой, с внутренними преградами, с собственной косностью, унынием, усталостью.

Агрессия — это, напротив, проявление внутренней пустоты. У человека не хватает внутренних побуждений и стимулов действия. Он мертв, но ему хочется быть живым. И тогда он хватается за живых и пытается перелить в себя их энергию. Он начинает их задевать, виснуть на них, потому что ему не на что опереться внутри себя. Он пытается спровоцировать конфликт или сам бесцеремонно вторгается на чужую территорию, потому что на своей ему нечего делать. Там только мусор, запустение, и у него не хватает сил, чтобы привести это в порядок. Можно даже сказать, что у него не остается внутреннего «я». Он ощущает себя собой только когда пересекает границу и ему начинают кричать: «Ты кто такой? Куда лезешь? Что здесь делаешь?» Тогда он оживляется. Чужое ему нужно не само по себе, а потому что только так, надламывая и калеча других, он высекает из себя искорку жизни, которой нет в нем самом. Агрессия — это когда мертвый хватает живых, чтобы почувствовать вкус жизни. Агрессивность — признак слабой витальности, и поэтому, как правило, все ее завоевания недолговечны. Дело ее не живет, в нем нет плодовитого семени, нет того духа, который живит творческое начинание. Между витальным и агрессивным такая же разница, как между донором и вампиром.

То же самое относится и к странам. Витальная страна прежде всего наводит порядок в самой себе. Она строит, созидает, изобретает. Промышленность, наука, медицина, образование, религиозная и культурная жизнь, язык, финансы, общественные организации — все полнится жизнью, в каждой отрасли действуют свои энтузиасты, открыватели, приводящие мир в движение. Витальная страна сознает свою ответственность перед миром и вмешивается в международные дела, чтобы приструнить зарвавшегося хулигана, погасить скандал, угрожающий миру. Временами она действует неосторожно, не в меру ретиво, даже вопреки собственным интересам. Но ее вмешательство — признак витальности, стремление перелить энергию действия в мировое сообщество. Агрессивная страна, напротив, не может привести в порядок собственные дела, не имеет сил для созидания, — и тогда, чтобы продлить свое историческое бытие, она начинает теснить другие страны, толкается с ними локтями, грозит, вторгается, — только бы почувствовать себя в истории, которая обходит ее внутреннее пространство.

Признак агрессивности, в ее отличии от витальности, — это быстрое падение в апатию. Поскольку организму не хватает жизненных сил и он форсирует их посредством агрессии, то столь же быстро они истощаются. Апатия — обратная сторона агрессии, и вместе они — симптом опасной болезни-к-смерти, сходной с маниакально-депрессивным психозом.

Слово состоит из 9 букв: первая в, вторая и, третья т, четвёртая а, пятая л, шестая ь, седьмая н, восьмая ы, последняя й,

Слово витальный английскими буквами(транслитом) — vitalnyi

  • Буква в встречается 1 раз. Слова с 1 буквой в
  • Буква и встречается 1 раз. Слова с 1 буквой и
  • Буква т встречается 1 раз. Слова с 1 буквой т
  • Буква а встречается 1 раз. Слова с 1 буквой а
  • Буква л встречается 1 раз. Слова с 1 буквой л
  • Буква ь встречается 1 раз. Слова с 1 буквой ь
  • Буква н встречается 1 раз. Слова с 1 буквой н
  • Буква ы встречается 1 раз. Слова с 1 буквой ы
  • Буква й встречается 1 раз. Слова с 1 буквой й

Значения слова витальный. Что такое витальный?

Витальный

Жмуров В.А. Большой толковый словарь терминов по психиатрии Философская энциклопедия

ВИТАЛЬНЫЙ. 1. Характеризующийся или имеющий отношение к жизни. 2. Вносящий существенный вклад в поддержание жизни. 3. В более широком смысле – критический, важный. 4. В исследованиях личности – энергичный, полный энтузиазма.

Оксфордский словарь по психологии. — 2002

Витальный (лат. vitalis — жизненный) — 1. имеющий отношение к жизни; 2. имеющий существенное значение в поддержании процессов жизнедеятельности организма; 3. критический, важный; 4. в исследованиях личности — энергичный, наполненный жизненной силой…

vocabulary.ru

Астения витальная

Астения витальная (лат. vitalis — жизненный) – состояние нервно-психического истощения, которое характеризуется следующими основными признаками: 1. преобладанием симптомов адинамии (угасанием побуждений, вялостью, бездеятельностью, безучастностью)…

vocabulary.ru

Симптом витальной тоски

Симптом витальной тоски (лат. vitalis – жизненный — в противовес термину летальный) — ощущение душевной боли у пациентов с меланхолической депрессией (K. Schneider).

vocabulary.ru

Симптом витальной тоски — ощущение душевной боли у пациентов с меланхолической депрессией (K. Schneider). Пациенты описывают такую боль как равнозначную физической и локализуют её чаще в области сердца.

Жмуров В.А. Большой толковый словарь терминов по психиатрии

Депрессия витальная

Депрессия витальная (Schneider, 1952) (лат. vitalis – жизненный) — депрессия с чувством глубокой тоски, физическим ощущением тяжести, душевной боли, ощущений сжимания, давления и жжения в области сердца, желанием смерти…

vocabulary.ru

Депрессия витальная — (Schneider) — депрессия с глубокой тоской, физическим ощущением тяжести и душевной боли в области сердца, желанием смерти, нарушением других витальных функций (аппетита, сна, жажды, либидо).

Жмуров В.А. Большой толковый словарь терминов по психиатрии

Русский язык

Вита́льный.

Словарь ударений. — 2000

УДК 316.64

САМОСОХРАНИТЕЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ: ПОНЯТИЕ И СУЩНОСТЬ

РЕВЯКИН Е.С., канд. ист. наук

Рассматривается понятие самосохранительного поведения, анализируются его мотивы и установки, позитивные и негативные формы и результаты, рассматриваются «линии» мужского и женского самосохранительного поведения.

Ключевые слова: самосохранительное поведение, самоубийство, продолжительность жизни, психология.

SELF-PRESERVATION BEHAVIOUR: IDEA AND ESSENCE

REVYAKIN E.S., Ph.D.

Key wirds: self-preservation behaviour, suicide, life span, psychology.

Самосохранительное (синонимы — витальное, санитарное) поведение — демографический термин, означающий целесообразные действия человека, направленные на самосохранение в течение всей жизни в физическом, психологическом и социальном аспектах. Это система действий и установок личности, направленных на сохранение здоровья в течение полного жизненного цикла, на продление срока жизни в пределах этого цикла . Ценность долголетнего существования человека формируется культурной преемственностью, общественной жизнью и служит критерием благополучия общества. Снижение ценности долголетнего самосохранения говорит о низкой ценности человеческой жизни вообще, обнаруживаемой в различных отклонениях в поведении людей, а также в показателях продолжительности жизни, смертности от различных заболеваний, количества убийств, самоубийств и несчастных случаев.

Интерес к самосохранительному поведению вызван тем, что в XX в. продолжительность жизни человека все в большей степени зависит от усилий самого человека, его образа жизни, поведения в различных ситуациях. В связи с этим в современных условиях все большую роль в детерминации смертности и заболеваемости играет поведенческий фактор, отношение людей к собственному здоровью и продолжительности жизни . При этом происходит коренная перестройка структуры заболеваемости, непосредственно вызывающих смерть. На первый план выходят заболевания сердечнососудистой системы, онкологические заболевания и т.д. Значительно снижается смертность от массовых эпидемий и инфекций.

В отечественной науке исследованием самосохранительного поведения занимались А.И. Антонов, В.А. Борисов, В.М. Медков . Они разработали теоретическую основу для анализа данного явления. В их работах рассмотрены основные мотивы, позитивные и негативные формы, мужская и женская «линии» самосохранительного поведения, сформулирована его главная стратегия. Мето-

дику эмпирического исследования этой проблемы разработал А.И. Антонов. Большое значение имеют результаты исследований мотивов и установок са-мосохранительного поведения, проведенных под его руководством в 80-е гг. XX в. в разных регионах бывшего СССР .

Демография рассматривает самосохрани-тельное поведение как один из видов демографического поведения, наряду с репродуктивным и брачным поведением. Демографическое поведение — это система действий и отношений, опосредующих достижение того или иного результата в отношении деторождения, брачного статуса, здоровья и продолжительности жизни . При этом состояние здоровья и продолжительность жизни являются результатом не только самосохранительного поведения, но и действия многих других факторов, например, биологических, социальных . Кроме того, мотивы и установки самосохранительного поведения проявляют себя не сразу, а в течение длительного времени, последствия этого поведения значительно удалены по времени от причин. Поэтому возможности исследования самосохранительного поведения (в отличие от репродуктивного и брачного) ограничены главным образом анализом потребности личности в самосохранении и соответствующих мотивов и установок индивидов .

Различают позитивные и негативные стороны самосохранительного поведения. Позитивная сторона связана с действиями, направленными на сохранение и укрепление здоровья, и со стремлением прожить долгую и здоровую жизнь. Примерами позитивных форм самосохранительного поведения являются все виды поведения, ассоциируемые со «здоровым образом жизни». Это получающие все большее распространение, особенно в экономически развитых странах, занятия физкультурой и спортом, отказ от злоупотребления пищей, курения, алкоголя, наркотиков и т.д.

Негативные формы самосохранительного поведения связаны с осознанным или неосознанным предпочтением ранней смерти возможной или условной перспективе неполноценной в физическом,

психологическом, социальном и других аспектах жизни, которая может заключаться, например, в «прикованности к постели». Самоубийство — наиболее яркий пример негативного по результату само-сохранительного поведения . Под самоубийством понимается «сознательное, самостоятельное лишение себя жизни» . Это явление можно также определить как «человеческий акт, которым индивиды по собственному намерению вызывают собственную смерть» . Питирим Сорокин в статье (1913), посвященной анализу самоубийства, определил главные причины этого явления. Это нужда, растрата чужих денег, семейные неурядицы, «провал» на экзамене, различные физические и душевные страдания. Громадное число людей, по его мнению, совершает самоубийство просто из-за «разочарования жизнью» . Мотивами самоубийств являются также материально-бытовые трудности и проблемы, связанные с антисоциальным поведением человека. Это боязнь наказания или позора, страх перед уголовной ответственностью, конфликты на работе .

Как явление самоубийство известно с глубокой древности. Однако широкое распространение получило лишь в XIX и особенно в ХХ в. Так, в Европе за период с 1821 по 1880 гг. число самоубийств утроилось . В России за период с 1870 по 1908 гг. количество самоубийств выросло в 5 раз . Главная причина самоубийств — одиночество личности, ее оторванность от окружающей социальной среды как результат «беспорядочно организованного общества». П.А. Сорокин писал по этому поводу: «Одиночество, оторванность личности от общества, быстрый и лихорадочный бег жизни, распыленность общества и падение религиозных верований, неуравновешенность и неустойчивость жизни — таковы признаки, присущие культурному обществу. Эти основы — благоприятная почва для развития самоубийств; достаточно в таких условиях малейшей неприятности, чтобы человек покончил с собой» . Н.А. Бердяев, комментируя рост самоубийств в среде русской эмиграции, отмечал: «Потеря всякого смысла жизни, оторванность от родины, крушение надежд, одиночество, нужда, болезни, резкое изменение социального положения, когда человек, принадлежавший к высшим классам, делается простым рабочим, и неверие в возможность улучшить свое положение в будущем — все это очень благоприятствует эпидемии самоубийств» .

В современном мире количество самоубийств постоянно растет. Так, в России число суицидов на 100 тысяч населения увеличилось с 26,4 (в 1990 г.) до 39,4 (в 1996 г.) . А в 2000 г. количество погибших от самоубийств на 100 тысяч лиц трудоспособного населения составило 50,2 . При этом, по критериям Всемирной организации Здравоохранения, число суицидов на 100 тысяч населения свыше 20 считается высоким .

Различные типы самосохранительного поведения определяются по установкам на идеальную, желаемую и ожидаемую продолжительность жизни. Эти установки исследуются с помощью социологических методов, в ходе опросов населения. Так, идеальная продолжительность жизни определяется вопросом «Какова, по Вашему мнению, наилучшая продолжительность жизни?» Желаемая продолжительность жизни выявляется с помощью вопросов: «Сколько лет Вам хотелось бы прожить при самых благоприятных условиях?» или «Если бы

у Вас была возможность выбора, то какое число лет Вы предпочли бы для себя при самых благоприятных условиях?» Ожидаемая продолжительность жизни устанавливается вопросом «Как Вы думаете, до какого возраста Вам удастся дожить?»

По результатам опросов, проведенных в 80-е гг., 25% респондентов составляют пессимисты, которые не хотят жить как можно дольше из-за боязни остаться беспомощными и одинокими. У них желаемая продолжительность жизни составила в среднем 68,6 года. Оптимистами являются те, кто хочет жить дольше, чтобы испытать в жизни как можно больше и долго не расставаться со своими близкими. Они хотят жить в среднем 81,1 года. Ожидаемая продолжительность жизни составила у первых в среднем 61,6 года, у вторых — 69,4 года. Высокая ценность долголетней жизни и соответствующая ей потребность в продолжительном самосохранении создают жизнеутверждающий настрой при любых окружающих условиях. Поэтому избирается образ жизни, который сводит до минимума заболеваемость, несчастные случаи, смертность. При этом заботящиеся о своем здоровье ожидают прожить в среднем 79 лет, а не заботящиеся — 71 год . Кроме того, 30 % респондентов вообще не считают нужным заботиться о своем здоровье . По данным исследований, проведенных в 1988-1995 гг., только 22% опрошенных считают здоровье главной ценностью; 39% ценят здоровье наравне с работой, отдыхом, развлечениями; готовность иногда пренебречь здоровьем ради, например, высокого заработка выявлена у 29% респондентов; 3% из них вообще предпочитают риск здоровью .

Главную стратегию самосохранительного поведения, определяющую склонность индивида к его негативным или позитивным формам, можно сформулировать как стремление жить как можно дольше или как отказ от такого стремления. Мотивы, которые побуждают человека выбрать ту или иную стратегию самосохранительного поведения, можно разделить на экономические, социальные и психологические.

Экономические мотивы побуждают выбирать стратегию самосохранительного поведения, способствующую достижению определенных экономических целей, связанных с повышением или сохранением достигнутого экономического статуса, с желанием получить определенные материальные блага или избежать их потери. Низкая индивидуальная ценность долголетней жизни заставляет умалять опасность вредных условий труда, жизни, профессий, увлечений. Степень риска различна в разных сферах человеческой деятельности. Наименьший риск — в сфере обслуживания, наибольший — в горной промышленности, у летчиков-испытателей и т.д. Мотивы самосохранения по экономическому критерию заключаются в том, что выбор опасной профессии, связанной с повышенным риском, может мотивироваться желанием получения высокого дохода, различных льгот и привилегий, которые служат определенной компенсацией риска. Резкое снижение уровня жизни, реальное или угрожающее понижение экономического статуса могут привести к ослаблению интереса к жизни, уменьшению желания жить дольше или даже к отказу от жизни вообще. Пити-рим Сорокин в связи с этим подчеркнул, что главная конкретная причина роста этого явления — «нужда, голод и безработица — следствие того же беспоря-

дочного устройства общества, поэтому высокий процент самоубийц дают именно безработные» . По данным исследования, проведенного в США, рост безработицы на 1%, если она не снижается в течение 5 последующих лет, приводит к росту самоубийств на 4,5% .

Социальные мотивы побуждают выбирать стратегию самосохранительного поведения, которая способствует достижению определенных целей, связанных с повышением или сохранением достигнутого социального статуса. Они являются реакцией на существующие в обществе нормы отношения к ценности человеческой жизни и ее продолжительности, к полноте и завершенности индивидуального жизненного цикла. Социальные мотивы самосохранительного поведения действуют при наличии в обществе различных стимулов, символизирующих повышение социального статуса и престижа человека, прожившего долгую жизнь и прошедшего через все стадии жизненного цикла. Например, празднование различных юбилеев, годовщин, вступления в брак, золотых и серебряных свадеб, дней рождения, выходов на пенсию, приобретение статуса ро-дительства, демонстрирует социально-символическую значимость полноты жизненного цикла человека. Там, где такие стимулы отсутствуют, нет и желания жить долго.

Психологические мотивы — это мотивы, побуждающие к выбору стратегии самосохранительного поведения, которая способствует достижению определенных сугубо личных, социально-психологических внутренних целей личности. Они отражают исключительно личную заинтересованность дожить до того или иного возраста. Например, наличие у человека определенного числа детей стимулирует у него стремление и желание прожить как можно дольше, чтобы увидеть, кем или чем в будущем станут его дети. В результате, чем больше детей у человека, тем сильнее это желание. Так, по итогам одного из опросов, у бездетных средняя ожидаемая продолжительность жизни составляет 69,1, у одно-детных — 68,7, у двухдетных — 72, у трехдетных -75,4. У индивидов, имеющих детей в возрасте 3-5 лет, этот показатель составил 68,7 у однодет-ных и 78,9 — у двухдетных. Таким образом, мотивы самосохранительного поведения во многом связаны с установками и результатами репродуктивного поведения .

В целом стратегия самосохранительного поведения выявляется в ходе опросов с помощью главного вопроса: «Хотели бы Вы прожить как можно дольше?». Положительный или отрицательный ответ на него говорит о выборе респондентом той или иной стратегии поведения, каждая из которых предполагает стремление к позитивным или негативным формам самосохранительного поведения. Конкретные мотивы, побуждающие выбор соответствующей стратегии самосохранительного поведения, выясняются с помощью вариантов ответов, предложенных респондентам. Все типы этих мотивов представлены в таблице.

Мотивы самосохранительного поведения

Позитивное самосохранительное поведение Негативное самосохранительное поведение

Хочу испытать и увидеть в жизни как можно больше Не хочу в старости быть обузой своим родным и близким

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Хочется оттянуть момент смерти Боюсь остаться одиноким

Боюсь неизвестности после смерти Не хочу быть беспомощным

Не хочется расставаться со своими родными и близкими Не хочу пережить своих родных и близких

Лучше жить болея, чем не жить вообще Ради продления жизни не хочу себя ничем ограничивать

Надеюсь дожить до времени, когда медицина найдет средства от всех моих болезней Лучше умереть, чем мучиться от болезней

Для более глубокого изучения мотивов самосохранительного поведения респондентам задается дополнительный вопрос с вариантами ответов: «Если бы Вам хотелось жить как можно дольше, то для того, чтобы:

1. Достичь высокого материального благополучия.

2. Как можно больше пользоваться достигнутым в жизни.

3. Лучше обеспечить своих близких.

4. Полностью воспользоваться всеми положенными по возрасту правами и льготами.

5. Занять почетное положение долгожителя.

6. Завершить дело всей жизни.

7. Увидеть, какое положение в обществе займут мои дети » .

Целостная характеристика мотивов самосо-хранительного поведения выражается через понятие «линии самосохранительного поведения». Это совокупности разного рода событий, поступков и внутренних побуждений, через которые и выражаются установки на определенную продолжительность жизни и соответствующие им мотивы. Наиболее часто различают «линии» мужского и женского самосохранительного поведения, поскольку у женщин продолжительность жизни выше, чем у мужчин. Она выше также у женатых мужчин и замужних женщин, чем у незамужних и холостых. В целом женщины прилагают более интенсивные усилия по реализации позитивных самосохранительных установок, так как их цели рассчитаны на далекую перспективу, смысл жизни у них больше связан с детьми, желанием увидеть их в будущем. Например, по результатам опросов, желание жить дольше, связанное со стремлением «увидеть, какое положение займут в обществе мои дети», выявлено у 49% женщин и только у 33% мужчин . В связи с этим материнская функция женщин формирует умение правильно распределять силы на всем протяжении жизни . Так, среди заботящихся о своем здоровье в два раза больше женщин, считающих, что продолжительность жизни зависит от самого человека. Они прилагают больше усилий для сохранения здоровья, имеют меньше вредных привычек, меньше заболеваний и разных патологий .

При этом женщины меньше склонны к самоубийству. Несмотря на то, что они в два и более раза чаще предпринимают попытку к самоубийству,

они гораздо реже доводят его до конца . Так, в 1980-1984 гг. мужская сверхсуици-дальность (число мужчин-самоубийц на одну лишившую себя жизни женщину) составляла в Западной Европе 2,66, США — 3,429, Японии — 2,109 . В России в 2000 г. число умерших в результате самоубийств на 100 тыс. лиц трудоспособного возраста составляло среди мужчин 60,1 и 15,8 среди женщин. Таким образом, мужская смертность от самоубийств почти в 7,6 раза выше, чем женская. В целом в России смертность от самоубийств превышает среднюю по Европе в 2,5 раза среди мужчин и в 1,5 раза среди женщин , кроме того, за 90-е гг. ХХ в. смертность от самоубийств выросла в России в 1,5 раза и 1,1 раза соответственно . По справедливому мнению П.А. Сорокина, женщина более привязана к семье, менее индивидуализирована, поэтому ее жизнь более устойчива, чем жизнь мужчины . При этом он особо отметил, что «семейная жизнь предохраняет от самоубийства» .

Исследования самосохранительного поведения углубляют представления о смертности и ее причинах, помогают выработать научно обоснованные прогнозы ее динамики. При этом в демографической науке еще недостаточно разработаны такие проблемы, как структура самосохрани-тельного поведения, взаимосвязь его элементов, классификация результатов в связи с состоянием здоровья, заболеваемостью и продолжительностью жизни разных групп населения. Исследования само-сохранительного поведения, проведенные в 80-е -нач. 90-х гг. прошлого века, не получили своего дальнейшего продолжения в последующем. При этом дальнейшее изучение этой проблемы является одним из условий эффективности разработки и проведения радикальной демографической политики, направленной на снижение смертности, преодоление депопуляции, на обеспечение устойчивого расширенного воспроизводства населения в современной России .

Список литературы

1. Антонов А.И. Микросоциология семьи (Методология исследования структур и процессов). — М., 1998.

2. Борисов В.А. Демография: Учебник для вузов. -М., 2003.

3. Демографический понятийный словарь. — М., 2003. — С. 208, 265-266.

4. Народонаселение. Энциклопедический словарь. -М., 1994. — С. 419-420.

5. Медков В.М. Демография: Учебник. — М., 2004.

6. Сорокин П.А. Самоубийство как общественное явление // Социол. исслед. — 2003. — № 2. — С. 104-114.

7. Демография: Учеб. / Под ред. Н.А. Волгина. -М., 2003.

8. Бутов В.И. Демография: Учеб. пособие. — М.; Ростов н/Д., 2003.

9. Трегубов Л., Ванин Ю. Эстетика самоубийств. -Пермь, 1993.

10. Пурич-Пейакович Й., Дуньич Душан Й. Самоубийство подростков: Пер. с сербск. — М., 2000.

11. Орлова И.Б. Самоубийство — явление социальное // Социол. исслед. -1998. — № 8. — С. 69-73.

12. Шилова Л.С. Трансформация самосохранительного поведения // Социол. исслед. — 1999. — № 5. — С. 84-92.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

13. Актуальные проблемы суицидологии: Тр. Московского НИИ психиатрии. Т.92. — М., 1981.

14. Смидович С.Г. Самоубийства в зеркале статистики // Социол. исслед. — 1990. — № 4. — С. 74-79.

15. Бердяев Н.А. О самоубийстве. — М., 1992.

17. Актуальные проблемы суицидологии: Тр. Московского НИИ психиатрии. Т. 92. — М., 1981.

Сегодня мне хочется написать вам о ВИТАЛЬНОСТИ.

Что это такое и зачем пишу об этом?

Витальность – это такие качества и свойства человека, которые позволяют определить, насколько он жив.

А зачем пишу на эту тему?

Чтобы каждый, кто желает повысить свою витальность (или жизненность), узнал, какими путями это лучше делать.

Ну и ответ на вопрос – зачем повышать свою витальность? – наверное, понятен. Конечно, чтобы жить – не просто существовать уныло и буднично-тихо, а жить полной грудью, с удовольствием и вкусом!

Термин «витальность» (от vita – жизнь) был введен профессором, доктором технических наук Владимиром Никитичем Волченко.

Психологическая энциклопедия дает такие толкования понятию витальность:

  1. Просто: то, что отличает жизнь от не жизни.
  2. В более широком смысле – способность оставаться живым.
  3. В еще более широком смысле – движение, действие или сила.
  4. В исследованиях личности – паттерн поведения, характеризующийся энергией, энтузиазмом и выносливостью.

Сама я впервые услышала это слово на семинаре Ковалева Сергея Викторовича. Информация, которую я напишу сегодня, также не придумана лично мной. Она представляет собой краткую «выжимку» того, что может помочь каждому желающему увеличить свою жизненность.

От чего зависит витальность и как её измерить?

V = I : Е

где V – витальность, I – информация, а E – энергия.

А теперь – расшифровка.

  • Информация – иначе «карты» — это представления человека о мире.

Наверняка многим из вас (или тем, кто интересовался этой темой) встречалось такое высказывание: «Человек живет не в реальном мире, он живет в мире своих представлений о реальном мире».

То есть, каждый человек с детства получает от окружающих его взрослых определенную «карту мира», в рамках которой затем и живет. До тех пор, пока не поймет, что эту карту можно расширить, изменить или вообще заменить на более подходящую как к реальности, так и для его лучшей жизни.

Примеры «карт»: человек, родившийся и выросший в условиях городской цивилизации, имеет представление (особенно первоначально) о мире как о промышленном и наполненном зданиями и множеством людей; другой человек, родившийся и выросший в племени шаманов, представляет себе окружающий мир как некое таинство, он может общаться с силами природы, а мир «стекла и бетона» для него может показаться сущим адом, и такой человек просто «потеряется» в условиях цивилизации. Равно как и человек изначально городской теряется в условиях выживания на природе. Вот что дают нам «карты».

  • Энергия – иначе «программы» — это система взглядов и убеждений человека, которые также могут как способствовать его успешной жизнедеятельности, так и ограничивать её.

Например, если человек убежден, что все окружающие люди – враги, и никому из них нельзя верить, ему будет очень сложно (а то и невозможно) контактировать с окружающими.

Если каждый из вас задумается хотя бы на пару минут о том, что у него находится «под» его поступками, взаимосвязями с другими людьми, то может обнаружить, что вот это «под» — плод тех самых заложенных в него «программ», которые создают у человека ощущение невозможности изменить свою жизнь.

А если подумать ещё чуть дальше, то оказывается, что жизнь изменить возможно, пересмотрев эффективность и целесообразность собственных программ с точки зрения здравого смысла и той самой витальности. Просто задать себе вопрос:
— Когда я делаю что-то и думаю определенным образом, то для чего я это делаю?
— Что я этим даю себе – жизнь или что-то иное?
— К чему я иду с такими программами?

Вернемся к формуле витальности и в свете пояснений увидим, что витальность (наполненность жизни — жизнью) человека зависит от его «карт» и «программ». Причем, если кто помнит из математики, чтобы частное было выше по значению, нужно или чтобы делитель был больше, или чтобы делимое было меньше.

То есть, для повышения уровня витальности человеку необходимо:

  1. расширять свои «карты»: да, повышать свою информированность, узнавать, что есть другие «миры» — те, в которых возможно то, что пока не удается вам. И чем больше вы будете расширять свои познания о мире и жизни, тем меньше в вашей жизни будет возникать тупиковых ситуаций, в которых кажется, что «выхода нет»… Выход есть! Он – за рамками вашей карты мира. Значит, требуется её расширить, не боясь увидеть, что жизнь есть и дальше этих рамок;
  2. избавляться от багажа «программ» — неэффективных и ограничивающих ваш рост и развитие;
  3. делать одновременно 1 и 2;
  4. помнить о применении (и использовать их) ресурсов – получать разнообразные впечатления от жизни, которые придают нам радости, сил и энергии.

Есть и другие способы, конечно, но, исходя из формулы, эти пути представляют собой основные вехи повышения уровня собственной витальности.

Тем, кого заинтересовала данная тема, предлагаю заняться её более подробным изучением – информации вокруг нас достаточно, только бери!

А если кого-то заинтересовал процесс пересмотра своих «карт» и изменения-улучшения (качественного) «программ», предлагаю обращаться ко мне на консультации. Я помогу вам найти то, что лежит за пределами вашего сознания, однако управляет вашей жизнью.

Ведь наши «карты» и «программы» — это то самое «программное обеспечение», которое задает витальность жизни каждого. А разве вам не хочется действительно полноценно Жить?

Рубрики: Сонник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *